На русском English
Последнее обновление на сайте: 22.06.2017 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
В помощь депутатам 6-го созыва Наказы избирателей Молодежный парламент К 80-летию Новосибирской области
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Данил Иванов

Советский район в ожидании перемен

Советский район всегда находился в городе на особом положении как средоточие сибирской научной мысли. Но у любой медали две стороны, и часть нынешних проблем района связана именно с издержками хозяйственной деятельности СО РАН. Депутат Законодательного собрания от партии «Справедливая Россия» Данил ИВАНОВ рассказывает о том, что делается для решения этих проблем, с чем чаще всего обращаются в его приёмную избиратели, как идёт работа над законами, призванными облегчить и сделать более комфортной жизнь новосибирцев.

Соленья для пенсионера

— Данил Сергеевич, какая территория входит в ваш «подведомственный» округ?
— Так получилось, что округ у меня раздробленный — он включает в себя территории левобережной и правобережной частей, но они оторваны друг от друга. Левобережная — это ОбьГЭС, а правобережная включает в себя Нижнюю Ельцовку и часть микрорайона Щ. Между ними находится район Шлюза, который к моему округу не относится, хотя я там живу, и конечно, тоже не могу не воспринимать эту территорию как свою. Как, впрочем, и весь Советский район, где я родился и вырос.
— Как вы строите свою депутатскую деятельность?
— Есть два основных направления, первое из которых связано с совершенствованием законодательной базы, а второе — это работа на округе, с теми жителями, которые непосредственно доверили нам свои голоса. Очень большой блок — индивидуальные обращения, просьбы о помощи. У нас хорошо налажена совместная работа с комплексным центром социального обслуживания населения Советского района, эта практика оказалась очень эффективной. Там отличные специалисты, мы с ними плодотворно сотрудничаем, вместе оказывая помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. В этом помогает мой депутатский фонд. Когда граждане обращаются ко мне, я объясняю, что есть такая организация, и что можно оказать помощь именно по линии соцзащиты. Мы переводим средства в комплексный центр, потом на совещании, где я лично принимаю участие, индивидуально рассматривается каждая заявка. Специалисты центра выезжают домой к людям, попросившим о помощи, знакомятся с ситуацией и выносят какую-то экспертную оценку. Многих они уже знают, и если человек действительно нуждается, могут это подтвердить.
— В какой форме оказывается помощь?
— По-всякому: и материально, и вещами, и продуктами. Пенсионеры всегда рады продуктовым наборам. Для них, кстати, предусмотрена ещё такая услуга, как заготовка и консервирование овощей на зиму — на льготных условиях или бесплатно. Специалисты приходят прямо домой и солят-маринуют. Конечно, помощь оказывается преимущественно одиноким пенсионерам, которым кроме как от государства помощи ждать неоткуда.
Направление, которое также имеет для меня большое значение, — помощь одиноким матерям. Государство поставило их в такое положение, что они не могут выйти на работу, — все знают, как обстоят дела с местами в яслях и детских садах. Как правило, это материальная поддержка, детские вещи, подготовка детей к школе, улучшение жилищных условий, помощь с ремонтом. В этом году совместно с центром помогли купить комнату бывшей воспитаннице одного из детских домов. У неё трое (двое???) детей, жилищные условия были ужасные: полуразваленный частный дом, крыша вот-вот рухнет, в общем, без преувеличения, условия, которые реально угрожают жизни детей. Сейчас всё в порядке.
Ну и, конечно, помощь больным людям, которым требуются дорогостоящие лекарства, обследование и лечение. Пенсионеры, когда узнают, сколько стоят препараты или, допустим, операция, — испытывают шок, они понимают, что никакой пенсии им на это не хватит. Есть, конечно, программы поддержки по линии минздрава, положение о льготных медикаментах, но далеко не все потребности ими закрываются. В таких случаях тоже задействуется депутатский фонд.
Активно помогаем детским садам. В них сейчас, конечно, деньги вкладываются хорошие, но не на всё их хватает. Вот в этом году мы совместно с моим коллегой Алексеем Кондрашкиным сделали, я считаю, очень большое дело — в двух детских садиках на ОбьГЭСе обустроили соляные пещеры для профилактики и лечения простудных заболеваний, поддержания иммунитета. Конечно, это подарок и для всего района, туда могут приходить и другие дети. Думаю, мы и дальше эту практику продолжим.

Всё те же стены…

— С какими проблемами вам чаще всего приходится сталкиваться при работе на округе?
— В Советском районе очень остро стоит вопрос собственности на земельные участки — не секрет, что многие площади у нас принадлежат СО РАН. Совсем недавно был принят закон об Академии наук, который вызвал бурную дискуссию. Моя позиция в этом вопросе двоякая. Если говорить о полной реструктуризации Академии — это, я считаю, неправильно. Но мне как депутату от Советского района, и как жителю этого района, ясно, что непрофильная часть имущества должна быть у СО РАН забрана и передана в профильные структуры и муниципалитеты. У нас некоторые объекты в состоянии такого запустения, какого в городе, наверное, нигде больше не встретишь. Вот, например, есть у нас ДК «Академия», который я посещал ещё в детстве, а сейчас там занимаются мои дети. И я, приходя туда, вижу те же стены, с теми же надписями, что и двадцать лет назад. Никакой реконструкции. В Академгородке нет до сих пор своего кинотеатра, хотя мы всем говорим, что это очень передовое место. О ситуации с нашей больницей многие знают: она находилась в ведомстве СО РАН, и деньги, которые были предназначены для неё, туда не доходили, так как для Академии главный приоритет — наука, и всё направлялось на её нужды. В то же время избавляться от непрофильных активов учёные не хотели. Но это ещё не самая большая проблема. Один из наиболее вопиющих примеров — ситуация с ГУП «УЭВ СО РАН». Эта ресурсоснабжающая организация является посредником между Горводоканалом и жителями района. Проходя через её инфраструктуру, вода сразу становится почти в два раза дороже, цены услуги по водоотведению тоже возрастают, и жители правобережья переплачивают солидные суммы просто из-за того, что в этой цепочке есть посредник. Спор ведётся уже очень давно. Муниципалитет предлагал передать все мощности, инфраструктуру в Горводоканал, тогда жители платили бы столько же, сколько в других районах. Но СО РАН категорически отказывалось передать собственность. По этому поводу было множество обращений на всех уровнях, дошли до президента, он обратился к тогдашнему руководству Академии, где его заверили, что это жизненно важный объект для Сибирского отделения, что без него вся наука чуть ли не встанет, и вопрос этот замялся. Но в любом случае с 2014 года по действующему законодательству они должны будут тарифы привести в соответствие. Это лишь один пример. Сейчас многие говорят, что научное сообщество вообще нельзя трогать, но я считаю, профильное имущество от непрофильного должно быть отделено. Каждый должен заниматься своим делом, тогда не будет недофинансирования, неэффективного управления. Занимаетесь наукой — распоряжайтесь институтами и их собственностью, но зачем вам торговые центры и больницы?
В районе полная неразбериха и с собственностью на землю. Часто получается так: Академия договорилась передать участок, на котором стоит какое-то здание, нуждающееся в реконструкции, в муниципалитет. Передали участок прямо по отмостку здания. И получается, что проводить реконструкцию просто физически невозможно, — земля рядом со зданием осталась в собственности СО РАН, и даже на полметра сдвинуться нельзя, иначе придёт прокуратура и вынесет представление о нарушении законодательства. И таких примеров очень много.

Возможности для старта

— Год назад была принята программа господдержки комплексного развития Советского района. Как вы её оцениваете?
— Я очень этому рад. Мы долго эту программу разрабатывали, боролись за неё, очень важно, что нас услышали. То, что она принята, ключевая заслуга и депутатского корпуса нынешнего созыва, и правительства, потому что, действительно, в течение многих лет ситуация в районе накалялась. Многие хозяйственные вопросы долгое время не решались. Это и качество дорог, и инфраструктура, и социально-культурная сфера. Несколько лет назад у нас открылся спорткомплекс «Энергия» — он заполнился моментально, потому что дефицит спортивных площадей очень большой, и он не смог обеспечить все потребности. Сейчас закрываются детские секции, потому что школы, где они занимались, сегодня пытаются все помещения использовать по своему профилю. Спортсмены, тренеры обращаются к нам: попросили из школы, куда нам теперь идти? Находим какие-то выходы, компромиссы. И с нетерпением ждём строительства новых объектов — в программе заложено достаточно много проектов, которые решат вопросы и занятий спортом, и проведения досуга. Главное, что зафиксированы и заложены в бюджет необходимые суммы, надеюсь, в ближайшее время начнётся активная фаза реализации программы.
Не могу не отметить и такую важную составляющую развития района, как реализующийся проект технопарка. В последнее время вокруг него идут большие споры, звучат вопросы об эффективности вложений в подобные проекты. Но я думаю, что оценивать его с чисто экономической точки зрения совершенно неверно. Помимо того, что деньги вкладывались в строительство самих зданий, очень много ушло и на инфраструктуру, которая одновременно будет работать на весь район. Надо учитывать и то, что технопарк зачастую используется как площадка для форумов, конференций, бизнес-проектов. Как оценить экономическую эффективность, скажем, Дома культуры? Точно так же и технопарк: я считаю, нельзя оценивать по экономическим критериям. Это место, где обсуждаются инновационные процессы, развитие новых технологий. И ещё очень большая его заслуга — это инкубирование молодых предпринимателей, зимние и летние школы. Зачастую бывает, что у людей есть идеи, но нет возможности для старта, они просто не знают, куда стучаться, с чего начать. А в этих школах идёт поэтапное обучение: как оформить проект, как заинтересовать инвесторов и привлечь средства, как составить презентацию. И здесь действительно идеи превращаются в готовые бизнес-стартапы, которые можно показать потенциальным инвесторам, и которые их могут заинтересовать. И в этом, я считаю, очень большая заслуга технопарка. Это не бизнес-инкубатор в том виде, в котором он реализован во многих других городах, а реальный старт для бизнеса. И уже сегодня мы можем сказать, что на базе технопарка есть успешные проекты, которые завтра принесут в бюджет области достаточно большие средства.

Аттракцион на дороге

— В микрорайоне Шлюз сейчас идут активные протесты против строительства высоток на берегу моря, причём выступают как сами жители улицы Русской, так и руководство ГЭС. Каким вы видите выход из этой ситуации?
— Эта проблема не локальная — подобные протесты вспыхивают время от времени в разных частях города. Что касается Шлюза — тут надо разбираться, не нарушает ли компания-застройщик нормы закона, и действительно ли строительство может помешать нормальной работе шлюза и ГЭС. Но даже если всё это в рамках закона, надо принимать во внимание и какие-то нормы морали, тут вопрос отношения к жителям района, которых лишат не просто вида из окна, а частички их быта. К тому же территорию новых домов, наверняка, огородят, перекроют людям прямой доступ на берег. Поэтому я считаю, что проблема точечной застройки у нас решается не теми методами. Есть много земель, стройте там, где никому не мешаете. Я однозначно выступаю на стороне жителей, считаю, что строить здесь абсолютно неправильно. Будем работать над тем, чтобы найти возможность эту стройку остановить.
Факты незаконного строительства в водоохраной зоне — явление, к сожалению, распространённое. С этим можно и нужно бороться. Есть пример Бердска, где общественная организация выступила с инициативой освободить берег от незаконных застроек. Я как депутат готов сотрудничать с общественниками Советского района, организовывать рейды по берегу, выявлять нарушения — с тем, чтобы все данные потом были переданы в соответствующие инстанции.
— Вы работаете в комитете заксобрания по транспортной, промышленной и информационной политике. Какие законодательные инициативы последнего времени вы считаете наиболее значимыми?
— Когда я стал депутатом, у меня было жгучее желание изменить подход к взиманию транспортного налога. Потому что нельзя брать одну и ту же сумму с человека, который выезжает на машине несколько раз в год, и того, кто пользуется ею каждый день. Это одна сторона. Другая сторона — если принять во внимание, что транспортный налог идёт на восстановление дорог, то надо учитывать и факт, что ущерб от легкового автомобиля и от большегруза — вещи несопоставимые абсолютно. Но за легковую машину с мощным двигателем приходится платить больше, чем за грузовик, хотя этот показатель никак не влияет на разрушение дороги. Поэтому, думаю, мы будем продолжать работу по совершенствованию закона о транспортном налоге. От нашей фракции «Справедливая Россия» уже внесена поправка по расширению льготных категорий при уплате этого налога. Будем работать и над тем, чтобы автомобилям с небольшим литражом установить минимальную ставку транспортного налога. Но, думаю, на этом мы не остановимся, наша позиция: налоги должны платиться через покупку бензина, и это совпадает с позицией федерального правительства, сам президент говорил недавно, что этот налог отпадёт за ненадобностью. Суть дела в том, что акцизы на бензин каждый год поднимаются. И мы посчитали, что поступления в регион от акцизов перекроют сумму всего транспортного налога с области. И такая форма взимания налога абсолютно логична — чем больше ты ездишь, тем больше покупаешь бензина, и, получается, больше платишь.
Но у работы над налоговым законодательством всегда две стороны. Все знают, какова у нас смертность от ДТП, а ведь зачастую виной всему — состояние дорог. А это вопрос недостаточного финансирования дорожного строительства. Иностранцы, приезжая, ужасаются нашим дорогам, просто не понимают, как такое в принципе возможно, для них это какой-то аттракцион «Американские горки». А для того, чтобы приводить дороги в надлежащее состояние, делать их безопасными, нужны средства, и кроме как из бюджета их взять неоткуда. Поэтому здесь необходим компромисс, прогрессивный подход: надо больше взимать с тех, кто имеет возможность платить и кто действительно наносит дорогам урон, а с тех, у кого доходы минимальные, последние копейки брать просто непозволительно.
— Ваш коллега по работе в комитете Александр Барсуков предложил выступить с инициативой о пополнении дорожного фонда за счёт того, чтобы оставлять в регионе два процента от налога на прибыль, которые сейчас перечисляются на федеральный уровень…
— Это вопрос не только по наполнению дорожного фонда — это вопрос о дисбалансе бюджетов. Все, что социально ориентировано, сегодня нуждается в дополнительных вложениях, а перекос в свободных доступных средствах на федеральном и областном уровне никак не в пользу регионов. Мы от своей фракции регионального парламента часто поднимаем вопрос именно о дифференцированной ставке налогообложения бизнеса. Все говорят: должен подниматься малый и средний бизнес. А как он будет подниматься, если и владелец крупной корпорации, и начинающий предприниматель должны платить один и тот же процент с прибыли и с оборота? Это совершенно неправильно. Тем самым у нас зажимается мелкий бизнес, в то же время, когда крупный, особенно это касается государственных компаний и естественных монополий, свои огромные прибыли зачастую использует крайне неэффективно с точки зрения интересов государства. Эти деньги должны целиком направляться в бюджет и перераспределяться, а не делиться внутрикорпоративно, после чего выплачивается небольшая сумма в виде налогов. Все эти вопросы требуют кардинальной глубокой проработки на федеральном уровне, а региональный бюджет — он собирает деньги по крошкам, пытается как-то выстоять, и, конечно, когда ты знаешь, какие суммы уходят не туда, куда надо, от этого становится очень печально. Надеюсь, рано или поздно ситуация будет меняться, и будем стараться её менять сами.