На русском English
Последнее обновление на сайте: 10.12.2019 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68; 296-54-16
  • Пресс-служба
    8 (383) 296-54-02; 296-54-05
25 лет законотворческой деятельности Наказы избирателей Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Вячеслав Журавлев: Мы из «детей войны»

Вячеслав Журавлев: Мы из «детей войны».

Я родился в мае 1940 года в районном центре Одесское, Омской области. Мой отец Василий Андреевич только недавно вернулся с финской кампании, а уже в конце июня 1441 года был снова призван на военную службу. Домой он вернулся летом 1946 года, после длительного лечения и короткого периода службы в тылу.

А что мы – семья фронтовика? Наша мама – простая сельская женщина, образование – 4 класса церковно-приходской школы, никакой специальности. От зари до зари работала в колхозе на разных работах, как правило, в поле. Мы – я и младший брат - дома. За нами был уход за слепой тетей - сестрой отца, забота об огороде: прополка, полив, рыхление почвы, охрана от потрав домашним скотом и птицей…

Военное детство – это постоянные трудности: холод, недоедание, тяжелый труд на выживание, беспокойство о родных и близких на фронте, обязанность помощи и поддержки младшим и старикам. Тяжелая, напряженная ситуация обостряла чувства и детей, заставляла их быстро взрослеть, учила выносить недетские нагрузки.

Два запомнившихся эпизода. Весна 1943 года: юноши и мужчины прибывают по призыву в военкомат. Часть из них – наши знакомые из деревень, где раньше жили отец и мать. Среди молодых людей был один веселый, задорный, с гармонью в руках. Потом его образ я связывал с Василием Теркиным. Этих знакомых нам ребят было человек 12-15, а вернулись в 1945 году только двое. Не было среди них и того веселого, похожего на Василия Теркина.

Второй эпизод нашего военного детства. Мать велела пойти в магазин и получить по талонам три килограмма муки. Поднялся я рано, взял котомку и пошел к семи часам занять очередь. Иду не спеша, думаю о делах не детских. Вдруг на траве вижу смятый бумажный рубль. Такого везения я еще не испытывал! Думаю: что делать с этим рублем? Для семейных дел - маловато. Использовать для себя даже мысли не было. Думаю, куплю я конфет и угостимся с братом. Пришел в магазин, занял очередь за мукой и пошел к другому прилавку. Говорю, протягивая рубль: «Тетя, дайте мне шоколадных конфет на весь рубль». Тетя на меня как-то странно посмотрела, взяла горсть конфет и пошла к весам. Бросила на них две конфеты, посмотрела и одну сняла, снова посмотрела, взяла вторую конфету, отрезала от нее одну треть и положила на весы. Я – у прилавка, смотрю как завороженный. Продавец всхлипнула, взяла с весов надрезанную конфету и отдала мне, потом заплакала, положила передо мной вторую конфету и ушла в подсобку…

Эта тяжкая година выработала в нас неприятие войны. Уже детьми мы носили в сознании и сердце слова из песни: «лишь бы не было войны…» Видимо, поэтому только в нашей семье двое военных – я и мой младший брат – оба полковники Советской Армии.