На русском English
Последнее обновление на сайте: 17.08.2019 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    8 (383) 223-44-77
25 лет законотворческой деятельности Наказы избирателей Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Николай Мамулат: Все четыре года семья находилась в оккупации

Николай Мамулат: Все четыре года семья находилась в оккупации.

В 1941 году моя мать с родственниками жила на Украине, в Полтавской области. Были свидетелями, как бомбили Киев, как в наш город Пирятин заходили немцы. Мой дед, Анатолий Прокопьевич Котляренко, был замначальника городской милиции. В июне 1941 года он погиб на окраине города, зачищая Пирятин от наступавших немецких войск. Сейчас фамилия деда, как участника Великой Отечественной войны, выгравирована на Мемориале, который находится в центре городка. Каждый раз, когда приезжаем в отпуск на родину, ходим на тот мост через речку, который они защищали и где погиб наш дед.

Все четыре года семья находилась в оккупации. Помню, когда был помладше, всегда слушал рассказы бабушек, ее сестер и братьев о том, как немцы заходили в Пирятин. Как хозяева. Хозяева нашей улицы, нашего дома. Как тяжело жили, как ходили собирать колоски, потому что было голодно. Как расстреливали евреев, как их забирали в Киев, там был лагерь для евреев. Воспоминания очень тяжелые. Поражаюсь, как можно было во всем этом выжить и остаться людьми. До сих пор помню, как бабушка говорила, что они никогда не считали, что немцы могут остаться на территории Украины. Были твердо уверены, что придет Красная армия и освободит оккупированные территории. Вот какой был патриотизм. Хотя и предателей, по словам бабушки, тоже было много.

Судьба отцовской семьи трагическая. В 1937 году дед был репрессирован и сослан в Петропавловск. Бабушка могла бы остаться, но она со всеми одиннадцатью детьми поехала за дедом в Казахстан. В деревне рядом с лагерем, где сидел дед, они снимали угол. Приходили повидаться через щель в заборе. Жили очень голодно, настолько, что через ту щелочку в заборе не бабушка передавала еду деду, а он протягивал то кость какую-то, то горбушку хлеба. Бабушка рассказывала, что она ходила в лес и собирала крапиву, траву, ели мерзлую картошку. Но все равно пухли и умирали.

Когда в 1943 году бабушка в очередной раз пришла к деду повидаться, ей ответили: «Не ходите, его больше нет». Так они и не поняли – то ли дед умер, то ли его забрали в штрафной батальон. Уже в 1944 году все, кто остался живой, вернулись назад на Украину. Из одиннадцати детей выжили трое.