На русском English facebook twitter instagram vk
Последнее обновление на сайте: 17.12.2018 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
25 лет законотворческой деятельности Наказы избирателей Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Ашот Рафаелян
Ашот Вардкесович Рафаелян
Депутат Законодательного собрания от партии КПРФ.
Член комитета по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам.
Территория округа: Куйбышевский и Северный районы (полностью).
Фракция: КПРФ.
 
Дальние территории забывать нельзя
 
Избиратели хорошо знают Ашота РАФАЕЛЯНА как депутата, активно и последовательно отстаивающего их интересы на всех уровнях власти. Работая в заксобрании второй созыв, он прекрасно изучил все болевые точки территории своего округа и делает всё от него зависящее для того, чтобы их стало меньше.
 
Наказы — точечно
 
— Ашот Вардкесович, как оцениваете вы бюджет области на 2018 год?
— Это компромиссный документ. Было очень много поправок, все комитеты тщательно работали, отстаивали финансирование своих направлений. В целом у меня претензий нет. Есть задачи, средства на которые пока не заложены, но по итогам первого квартала будут приниматься поправки, они помогут решить первоочередные вопросы, которые стоят в «листе ожидания».
Радует, что с 1 января с двух до трёх миллионов рублей вырастет депутатский фонд. Но мы ещё вернёмся к вопросу его дальнейшего увеличения в первом полугодии, когда будет корректироваться доходная часть. Изначально было предложение — до пяти миллионов.
— Как отражено в бюджете исполнение наказов избирателей?
— Я к закону о наказах отношусь неоднозначно, потому что по разным округам их исполнение закладывается в разной степени. Хотя, с другой стороны, у кого-то несколько сотен наказов, у кого-то два-три десятка, то есть пропорции соблюдать очень сложно. Тем более, что многие наказы, которые сейчас выполняются, включаются в госпрограммы, то есть де факто решаются два вопроса — исполнение и госпрограмм, и наказов депутатов. Таким образом, происходит дублирование задач законодательной и исполнительной власти. На мой взгляд, наказы должны быть точечными, решать проблемы, которые где-то упустила власть. И здесь большая помощь — это депутатский фонд, который депутат распределяет вместе с местными администрациями, руководителями муниципальных учреждений и самими гражданами. Им на территории лучше видно, что нужно делать в первую очередь.
 
ДК ждут помощи
 
— Решение каких проблем вашего округа заложено в бюджет? В частности, будет ли, наконец, закончена работа на Куйбышевской насосно-фильтровальной станции?
— Куйбышевская насосно-фильтровальная станция — это уже проблема всего депутатского корпуса. Мы проводили там выездное совещание вместе с руководством и области, и заксобрания, оценили ход работ. Как нам там доложили, завершение будет только в первом квартале 2018 года. Недавно я разговаривал с главой Куйбышевского района, он подтвердил, что вода стала гораздо лучше, по крайней мере, не ржавая. Другое дело, какой ценой это достигается, — когда станция будет окончательно отлажена и запущена в технологический цикл, себестоимость с учётом всех вложенных средств составит около 80 рублей за кубометр, а тариф 21—22 рубля. С учётом новых финансовых добавлений общая стоимость, по-моему, уже около полумиллиарда. Конечно, здоровье людей дороже, но почему работы велись столь неэффективно?
Ещё один пример — наш Куйбышевский районный дом культуры. По проекту изначально цена была 24 миллиона. С 2011 года ведётся капитальный ремонт, в результате сегодня цифра составляет уже 47 миллионов — вдвое дороже! В этом году вновь выделили средства, но район их не освоил. На следующий год опять 11 миллионов заложено. По последней информации, сметная стоимость выросла до 60 миллионов! Это просто безобразие.
— Почему так получилось?
— Было нестабильно финансирование — по три—пять миллионов в год, по остаточному принципу. Да лучше вообще не давать эти средства, на которые толком ничего не сделаешь! Есть сумма по смете — дайте её сразу, и требуйте, чтобы работы полностью выполнялись. А на шесть лет растянули, вот она и превратилась в 60 миллионов. И там ещё на месте аппетиты разыгрываются — какие-то вип-ложи или комнаты придумывают.
На сессии заксобрания я задал вопрос министру культуры о необходимости поддержки и развития сельских ДК, расположенных в дальних деревнях, откуда люди не могут добраться до районного центра. В самих райцентрах в последние годы произошло существенное улучшение, Дома культуры восстанавливаются и ремонтируются, но чем дальше от центра, тем сложнее ситуация. Десятилетиями не вкладывается ни рубля. Кровли подтекают, ни здания, ни коммуникации не ремонтируются, нет музыкальных инструментов, костюмов, нет денег на поездки на всероссийские или даже областные фестивали и конкурсы. Мы с помощниками постоянно из депутатского фонда выделяем — на инструменты, на костюмы, на поездки. Нельзя забывать наши дальние рубежи. Там ведь ничего не осталось для досуга, кроме ДК. Фильмы уже давно не показывают, но хоть собраться людям, на инструментах поиграть, песни попеть, газету почитать в библиотеке. Всё сейчас держится на энтузиазме работников центров досуга в деревнях. Поэтому я и предложил министру пересмотреть эту концепцию. Если бы ДК в Куйбышеве ремонтировали не семь лет и смета не выросла с 24 до 60 миллионов, на сэкономленные средства можно было в десятке деревень восстановить ДК.
— Совсем ничего не выделяется?
— Пока не случится аварийная ситуация. Вот в селе Нагорное Куйбышевского района недавно протекла кровля, 2,8 миллиона необходимо на ремонт. Глава обратился ко мне, попросил посодействовать ускорению процесса. Написали письмо на имя врио губернатора, министра культуры. Пообещали выделить денежные средства в рамках государственной программы в 2018 году.
 
Дорога в деревню
 
— Хватает ли на округе школ, детских садов? Какие есть проблемы?
— Главное, что удалось восстановить программы «Школьное окно» и «Школьная кровля». Когда-то в правительстве отрапортовали, что они завершены. В школах с удивлением об этом узнали. Мы тогда проехали по школам — во многих как были деревянные окна, так и остались. Теперь финансирование государственной программы восстановлено, все наши наказы по окнам, которые были включены в программу, успешно реализовывались в 2017 году и продолжат финансироваться в 2018 году. Есть школы, которые не были включены в наказы избирателей в 2015 году, нам приходится выделять средства из депутатского фонда, чтобы решать вопросы по таким объектам.
С ремонтом школ дела обстоят более-менее нормально, но иногда приходится подключаться. Где-то нужно новое оборудование в столовую, где-то пожарные двери. Это ежегодный парадокс — инспекции штрафуют руководителей за то, что в школах нет пожарных дверей, а средства на это никто не выделяет. Это происходит каждый год перед 1 сентября, и никто как будто не замечает. Подключаем депутатский фонд, наш общественный фонд, помогаем.
Больше проблем в детских садах. Опять же подтекание кровли, износ оборудования и так далее. Местная власть не всегда оперативно реагирует. Хорошо, что детские сады теперь тоже вошли в программу по замене окон. Во-первых, и в главных, это — здоровье, а во-вторых — энергосбережение. Мы бывали во многих детских садах, видели такое — в группе дети играют, а с потолка капает. Это ведь и небезопасно, электропроводка рядом. В таких ситуациях настаиваем, чтобы срочно выделяли средства на ремонт.
— Когда будет введён в строй новый детский сад в Северном?
— Должен быть введён до конца  2017 года. Он рассчитан на 330 мест, теперь проблема с детскими садами в Северном районе будет решена надолго.
— Как выполняются программы по ремонту дорог?
— Большой проблемой территории округа всегда было отсутствие дорог к отдалённым населённым пунктам. В ненастную погоду школьные автобусы не могли добраться до школ или до населённых пунктов, где нужно забрать детей. Ни почте не проехать, ни скорой. Особенно это касалось Северного района, это же крайний север области. Там, кстати, районной больнице по депутатскому наказу выделили высокопроходимый УАЗ скорой помощи, чтобы врачам было легче добираться к больным в отдалённые населённые пункты.
Многие пожелания по дорогам вошли в наказы. На протяжении последних лет очень много сделано, более-менее привели в порядок те участки, которые даже не были ощебенены. Конечно, до совсем хороших дорог ещё далеко, но проехать 60—70 км от райцентра до деревни стало можно. В посёлке Коб-Кордон Северного района несколько участков было совсем непроездных, даже на высокопроходимой машине трудно было добраться. Отремонтировали. Сейчас можно смело сказать, что в этом направлении — а там несколько деревень — ситуация намного улучшилась.
В Куйбышевском районе в 2017 году выполнен ремонт дорог в сторону деревень Кульча и Кондусла, в сторону села Новоичинское. Выполнен ремонт внутрипоселенческих дорог в посёлке Веснянка, дороги по улице Трудовая в Куйбышеве. Так что в целом планы по дорогам, вошедшие в депутатские наказы, реализовываются.
 
ФАП без фельдшера
 
— Как сейчас дела в больнице в Северном? Там было немало проблем.
— Это действительно измученная больница. Её только сдали — это было лет семь назад — а через год уже протекла кровля. Долго маялись с ремонтом, наконец, восстановили. С самого начала работы были проблемы с запуском и эксплуатацией лифтов, используемых для подъема пациентов. Я постоянно держал в напряжении наш минстрой, губернатор вмешался, поручил довести лифты до ума, и то два года их делали. Сейчас лифты в больнице наконец-то работают.
Много было и организационных проблем. Разбирались с вмешательством минздрава. Почему-то врачи решили, что рецепты больным выписывать не надо. Или выписывали на каком-то клочке бумаги, ни печати, ни подписи не ставили. Если пациентам становилось хуже, снимали с себя ответственность, говорили, что они что-то не то принимали. Направление выписать в Куйбышев — целая проблема была, я уж не говорю про Новосибирск. Сейчас ситуация более-менее нормализовалась. Хотя опять же — даже если есть направление в областной центр, чтобы поехать туда, зачастую у людей нет средств. Мы много раз подключались, из общественного фонда «Служение обществу» выделяли средства, чтобы вывезти людей в областную больницу — на лечение, на обследование. Постоянные трудности. Чем дальше территория от областного центра, тем больше она заброшена.
— Программа строительства новых ФАПов распространяется на вашу территорию?
— Да, вошёл один ФАП в посёлке Коб-Кордон. Но тут проблема в другом. Даже если ФАП есть, это не значит, что он работает. Бывает, приезжаем, а там никого нет — ни врача, ни фельдшера. Врач ездит из другого населённого пункта раз в неделю. Остальное время — не болейте. ФАПы есть, но нет специалистов. Эту проблему в первую очередь надо решать.
— А как?
— Ну, хотя бы развивать программы, которые приняты сейчас, — «Земский доктор», «Земский фельдшер». Они понемногу начинают работать. Каждая проблема, когда её обсуждаешь с администрацией района и минздравом, тихо-тихо, но сдвигается с мёртвой точки. Это ведь касается не только моего округа, вопрос масштабный. И решать надо комплексно — не просто поставить ФАП, но позаботиться, чтобы было оборудование, препараты, обеспечить кадрами.
 
Обещать поддержку
 
— Продвигается ли на округе строительство спортивных объектов?
— К сожалению, в Северном районе так и стоит долгострой — плавательный бассейн, которому уже лет семь-восемь. Одни стены. Когда начиналось строительство, я сразу сказал, что компания, которая за него взялась, не справится. Выбрали подрядчика, наняли субподрядчиков, стены подняли и благополучно закрылись. Пришёл новый глава района, сказал, что вообще есть вопрос по выбору спортивного объекта. И вот сегодня бассейн стоит памятником. А вложено несколько десятков миллионов.
— Реанимировать нельзя?
— Можно. Но здесь нужно управленческое решение. Не надо бассейн, так давайте сделаем баскетбольную, футбольную, волейбольную площадку. Районные власти же боятся брать на себя содержание, это ведь ложится на местные бюджеты. А если нет субсидии? Поэтому, планируя такие сооружения, надо думать, чтобы было подъёмно для местных властей или заранее обещать поддержку.
Что касается Куйбышева, там продолжает строиться ледовый дворец, фундамент вроде завершили, в следующем году стоит строка финансирования, думаю, что, может, в течение двух лет сделают. Самое-то страшное ведь — начать и тормознуть, главное, чтобы тут так не получилось.
А в небольших населённых пунктах о спортивных сооружениях и не мечтают. Всё что есть — на базе школ. Есть учитель физкультуры, который занимается с детьми всеми видами спорта сразу. Если креативный учитель, ведёт секции, если нет — дай Бог, чтобы хоть школьная программа выполнялась.
— Насколько получается у районов собственными силами наполнять свои бюджеты? Есть ли серьёзные инвесторы?
— Поступления в местные бюджеты зависят от экономической активности территорий. Например, в Северном районе есть нефтедобывающая отрасль, соответственно, она даёт поступления в местный бюджет. Есть территория в Куйбышевском районе, где будет газораспределительная станция, там создают дополнительно около 50 рабочих мест. Но, конечно, возможности не сравнить с тем, что есть в радиусе 100 километров от Новосибирска, где развивается бизнес, где эффективно работают производства, есть дополнительные налоговые поступления в бюджеты. Там большие сельскохозяйственные предприятия, миллиардные инвестиции. А инвестировать в наши районы — сразу возникают вопросы логистики, это в первую очередь. В дальних районах это очень сложно. Я член комиссии по рассмотрению масштабных инвестиционных проектов, под которые теперь по закону можно без торгов представлять земельные участки. В год проходит где-то 10—15 таких проектов. В масштабах области этого недостаточно.