На русском English facebook twitter instagram vk
Последнее обновление на сайте: 17.08.2018 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
Наказы избирателей Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Оксана Марченко

МАРЧЕНКО ОКСАНА АНАТОЛЬЕВНА
Депутат Законодательного собрания Новосибирской области по округу № 28 (Ленинский р-н, г. Новосибирска)
Комитет: По культуре, образованию, науке, спорту и молодежной политике, заместитель председателя
Фракция: КПРФ

 ОКСАНА МАРЧЕНКО: «ИДУ ТУДА, ГДЕ УЖЕ НЕ ЖДУТ»
 
Работа в 6-м созыве Законодательного собрания Новосибирской области — уже второй опыт парламентской деятельности для заместителя председателя комитета по культуре, образованию, науке, спорту и молодежной политике Оксаны МАРЧЕНКО. Ранее она уже была депутатом с 2005 по 2010 год (4-й созыв), и именно тогда опытным путём, методом проб и ошибок, вывела для себя главный принцип, которого твёрдо придерживается в своей нынешней деятельности.
— Оксана Анатольевна, чему же такому вас научил первый депутатский созыв?
Я человек активный, деятельный, старающийся вникнуть в суть любого вопроса, поэтому во время первого для себя созыва находилась в состоянии некоторой эйфории. Я «металась» от одного вопроса к другому, старалась всё охватить, всем помочь, словом — объять необъятное. И, конечно же, в итоге поняла, что это невозможно: там чуть-чуть, здесь немного, а по большому счёту толком ничего не делаешь. Поэтому когда в 2015 году я стала депутатом нынешнего созыва, то дала себе зарок: буду работать только в тех направлениях, в которых я хорошо разбираюсь. Чтобы приносить максимальную пользу.
Если я глобально не разбираюсь в структуре бюджета области, не знаю всех принципов его формирования, то я туда и не лезу: у нас в заксобрании достаточно умных профессиональных, разбирающихся в макроэкономике людей, чьему мнению по данному вопросу можно доверять. Но, к примеру, когда была ситуация с Технопарком Академгородка, где шла речь об эффективном управлении имуществом, то я сама попросила включить меня в состав Наблюдательного совета, потому что была председателем ТСЖ и знаю принципы работы управляющих компаний. Законодательное собрание, я уверена, и должно быть таким — состоящим из людей, компетентных в самых разных сферах жизни.
 
— Почему вы сосредоточили основные усилия на социальной сфере с акцентом на помощь детям с ограниченными возможностями здоровья?
 
Тут объяснение очень простое: я, прежде всего — женщина, дочь, мать. Я хорошо понимаю проблемы родителей и людей пожилого возраста. Кроме того, в этой сфере огромное количество открытых, позитивных, беззаветно преданных своему делу людей, которым невозможно не сопереживать и не хотеть помочь. На их зачастую ничем не подкреплённом энтузиазме до сих пор очень многое держится в детских садах и школах, в культуре, работе с детьми-инвалидами. Сейчас у Новосибирска весьма ограниченный бюджет, и почти все муниципальные учреждения получают только самое необходимое. И наличие депутатского фонда даёт неоценимую возможность помочь хотя бы части этих прекрасных людей, решить самые злободневные, первоочередные проблемы.
 
— Знаю, что вас связывают особые отношения с коррекционной школой №14, где обучаются дети с ДЦП и синдромом Дауна. Как возникло это сотрудничество?
 
— В начале созыва мы с моим помощником Натальей сформулировали для себя ещё один принцип — обязательно дойти туда, где другие не бывают. Ведь как привыкли работать некоторые депутаты, особенно работающие несколько созывов подряд? Идут по накатанной колее — ТОСы, лучшие школы, крупные коллективы. Подсознательно люди стремятся туда, где можно получить больше известности, популярности и, в перспективе – больше голосов избирателей на очередных выборах. Мы с огромным удивлением обнаружили, что существует довольно большой сегмент учреждений, практически не охваченных никаким вниманием. Более того, люди там уже перестали ждать, что к ним кто-то придёт и предложит помощь. И сами они никуда не обращались, полагая, что это бесполезно. С одной стороны, это не самая лучшая позиция, но людей к этому приучили долгими годами безразличия.
 
Когда мы пришли в 14-ю школу, она была практически пустая, а сам коллектив трудился без особого энтузиазма. Хотя женщины — прекрасные, душевные, работающие с детьми с очень сложными заболеваниями, но им элементарно требовалась хотя бы моральная поддержка и некая встряска, чтобы двигаться вперёд. Мы их немного потормошили, заставили активничать, участвовать в конкурсах на получение грантов. Помогли и сами — из депутатского фонда и привлечением спонсоров. И жизнь забурлила — сейчас это совершенно другая школа, и люди там работают с совсем другим настроением.
 
Или взять клуб на Затоне: люди и так живут и работают на самой окраине города, так их ещё и вниманием не баловали. Мы им помогли в прошлом году — построили уличную сцену и отремонтировали крышу, а в этом – приобрели световое оборудование для основного зала. Понятно, что сегодня непростые времена, денег на всё не хватает, но такие истории лишний раз доказывают, какой огромный творческий и экономический потенциал скрыт в наших людях. Просто некоторых нужно заметить и помочь им раскрыться.
 
— Существуют ли трудности, с которыми даже депутату Законодательного собрания области справиться не под силу?
 
— Объективная трудность — ограничения регионального бюджета, но здесь можно хотя бы пытаться просить, убеждать, договариваться. Хоть небольшой, но шанс есть всегда. А вот как противостоять печально знаменитому федеральному закону о госзакупках — 44-ФЗ — по-моему, ответить не может никто. При покупке того же коня для ДЮСШ «Заря» мы столкнулись с таким количеством проблем, что не описать. Вроде бы закон принимался для контроля над бюджетными деньгами, для предотвращения коррупционных схем, но, по факту, он практически всем связал руки. Выполнить условия закона по организации конкурсов очень непросто — например, в этом году нам удалось отторговать установку детской площадки на муниципальной земле только с третьего раза, сейчас нужно три сухих дерева спилить — опять конкурс. Бумаг всё больше, а частных компаний, желающих работать с бюджетными деньгами, всё меньше. К счастью, пока не нужно отторговывать средства депутатского фонда, но только до 400 тысяч рублей. В этом году у нас из фонда самая большая субсидия составила 250 тысяч рублей — приобрели тренажёры для молодёжного центра. Но если мы захотим потратить более 400 тысяч, а задумки такие есть, то опять — аукцион, не менее трёх поставщиков, жесточайшие параметры лота, минимальный выход за которые грозит обвинениями в нецелевом использовании средств, и прочие круги бюрократического ада. Я понимаю, что глупо жаловаться на федеральный закон, все находятся в одинаковых условиях, но определённые трудности в работе он, безусловно, создаёт.
 
Вы сказали, что есть задумки на более крупные траты из депутатского фонда. Этот какой-то особенный проект?
 
Сначала была идея. Почти все депутаты, и я не исключение, устанавливают во дворах на своих округах детские площадки. Это традиционная и хорошая практика. Но мы решили пойти дальше и установить очень большую площадку, оснащённую так, чтобы ей могли пользоваться дети с ограниченными возможностями здоровья, и куда приезжали бы  семьи со всего района. Поиски территории, где это можно сделать, привели в оптимальное, на наш взгляд, место — сквер Сибиряков-Гвардейцев возле площади Маркса. Предварительно договорились с главой Ленинского района Олегом Петровичем Клемешовым, но оказалось, что сквер не стоит на балансе района, и, к тому же, включен в перспективный план развития города. При этом совершенно непонятно, когда именно этот план будет реализован, на какие деньги, дойдут ли вообще руки мэрии до этого сквера. А между тем, он практически простаивает: за исключением центральной аллеи, где прогуливаются мамы с колясками и люди ходят из метро домой и обратно, территория не используется. Одна часть сквера оккупирована собачниками, другая и вовсе пустует.
 
Потом к нам обратился главный администратор театра «На левом берегу», который недавно переехал в Дом радио на улице Вертковской, с инициативой превратить это место в сквер радио, телевидения и театра. Что логично, поскольку поблизости телерадиокомпания и единственный в Левобережье театр, где, в том числе, ставят и детские спектакли. Даже нашими силами там можно было бы за пару лет серьёзно всё изменить, а в перспективе сделать сквер местом притяжения огромной части Ленинского района. Самое главное – ландшафт настолько удобен, там так интересно размещены деревья, что даже вырубать ничего не нужно — полно свободных мест, которые можно заполнять различными элементами, включая детские площадки, торговлю можно туда привлечь, поставить небольшую сцену-ракушку для массовых мероприятий. По сути, мы имеем в центре левого берега отличное место, с большущим потенциалом, который сегодня не используется даже на четверть возможностей.
 
— Перспективы есть?
 
Будет очень сложно по целому ряду причин, и мы наверняка столкнёмся с множеством бюрократических проблем, но я убеждена: это благое дело, и пока впереди есть почти три года депутатских полномочий, буду прилагать все усилия. Уверена, что проекты, подобные этому — социальные, направленные на улучшение городской среды, могут стать хорошими «козырями» на предстоящих весной 2019 года выборах мэра Новосибирска. Я слышала, что у некоторых жителей близлежащих домов есть предубеждение и даже протест по поводу любых изменений в этом сквере. Но если сделать всё грамотно, опираясь на мнение людей, без «перегибов» в сторону развлечений, то потенциально — в том числе и из-за своего расположения — сквер Сибиряков-Гвардейцев может стать лучшим местом отдыха на левом берегу.