На русском English facebook twitter instagram vk
Последнее обновление на сайте: 20.08.2018 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
Наказы избирателей Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Сергей Гайдук

 Повернуться лицом к селу

Сергей ГАЙДУК представляет в Законодательном собрании интересы жителей одномандатного округа №8 уже пять лет. Сегодня он рассказывает об основных проблемах, с которыми сталкиваются жители этой территории, анализирует ситуацию, сложившуюся в сельском хозяйстве региона, и размышляет, как можно её исправить.

Видеть перспективу

— Сергей Александрович, какие наказы избирателей были исполнены за последний год?
— У нас было много наказов по ремонту автодорог, внутрипоселковых и межпоселковых, — во всех районах округа. Это наказы, которые мы защищаем совместно с областным минтрансом. То, что было запланировано на 2017 год, практически всё выполнено. Но здесь есть один нюанс, который надо учитывать. Мы с моим коллегой Александром Владимировичем Морозовым даже приглашали на округ министра транспорта области, чтобы как-то согласовывать приоритеты по ремонту и строительству новых дорог. Потому что зачастую бывает так: село бесперспективное, но там есть школьный маршрут, и мы строим туда дорогу за несколько десятков миллионов. А есть перспективные сёла и там такие же школьные маршруты, а на дороги денег не хватает. Эти приоритеты мы в прошлом году выстроили, и, когда вместе с главами районов защищали наказы на 2018 год по строительству, реконструкции и ремонту дорог, мы уже планировали очерёдность, определяли первоочередные задачи и объекты. А остальное — по ситуации: возможно, будет перераспределение или добавление средств.
— Как исполняются наказы по программе «Чистая вода»?
— Проблемы с качеством воды у нас везде, во всех районах на округе. В прошлом году пробурены скважины в посёлке Сапожковский, в Беркутовском и Алабугинском сельсоветах в Каргатском районе; в Баклушевском сельсовете Доволенского района. По нашим наказам в 2017 году в Быструхе установлено два фильтра для очистки воды. Мы постоянно предлагаем министерству ЖКХ в сёлах, где бурят скважины, если это возможно, делать их не такими глубокими, но ставить фильтры. Можно сэкономить где-то 50 метров, а метр бурения скважины стоит очень дорого. С фильтрами дешевле, и качество воды отличное — не надо будет покупать бутилированную воду, как сегодня многие делают. Там, где пробурили скважину и поставили фильтр, — народ не нарадуется.

Дело движется

— В сельских районах часто много нареканий к объектам сферы культуры и спорта: либо их вообще нет, либо они в удручающем состоянии. А как у вас на округе?
— В 2017 году была открыта хоккейная коробка в селе Убинское — крытая, многофункциональная спортивная площадка получилась, а была проблема из проблем, долго не могли решить. В селе Набережное в Каргатском районе тоже была открыта хоккейная коробка — качественная, с пластиковыми бортами. В Чулымском районе отремонтирован спортзал в селе Серебрянское. В селе Мамонтовое Каргатского района тоже сделан капитальный ремонт спортзала с мягким покрытием полов, это совершенно другой уровень, другое качество. Радует, что опять стала работать программа «Школьная кровля»: по согласованию с областным министерством образования, с главами районов средства выделяются. А школьные спортзалы часто являются главными спортивными объектами в сёлах.
— А в каком состоянии сельские Дома культуры?
— Многие из них отремонтированы или ремонтируются, работы идут — где-то капитальные, где-то текущие. Покупается звуковая и световая аппаратура. Не сказать, что быстрыми темпами, как мы хотели бы, но дело немного движется. Хотя вообще-то хотелось бы, чтобы для поддержки села делалось больше, принимались какие-то программы. Конечно, я понимаю, что региональный бюджет это сегодня не вытянет. Тридцать с лишним миллионов россиян живут в селе, а всё финансирование — по остаточному принципу. Но если мы хотим сохранить село, его культуру, быт сельского жителя, то сегодня нужно поворачиваться к нему лицом.
— Действует ли на округе программа газификации?
— В Каргатском и Убинском районах работы идут. В прошлом году был заключён контракт на строительство газопровода в Каргате, сейчас он уже вводится в эксплуатацию, больше 150 домов будет подключено. В Убинском в 2017 году проводились работы на улицах Партизанской, Спартака, Весенней, подключено 46 домовладений. В Доволенском, Кочковском, Чулымском районах газа пока нет.
— Какие социальные объекты появились на округе?
— Открыты детские сады в Каргате, в Первотроицке Каргатского района. Идёт ремонт ФАПов. В Набережном в этом году запланировано открытие ФАПа, в селе Чёрный Мыс в Убинском районе. В 2019 году обещают начать строить новый корпус терапевтического отделения Каргатской больницы, проект уже почти готов. Этот наш с Александром Морозовым депутатский наказ. Жители очень ждут этот корпус, сейчас отделение располагается в старом здании 1960-х годов постройки, условия там ужасные.

Спасательный круг

— Вы руководитель крупного хозяйства. В аграрном секторе сейчас проблем немало. Достаточно ли, на ваш взгляд, сделано для того, чтобы не повторилась ситуация 2017 года, когда отличный урожай некуда было деть?
— Всё зависит от политики государства. Если оно будет заниматься интервенционными закупками зерна и искать рынки сбыта, реализации, проблема снимется. Своими силами в регионе мы ничего не решим. Только государство, которое, я считаю, должно сегодня принять определённую программу по сельскому хозяйству — так же, как по оборонно-промышленному комплексу, здравоохранению, другим важным направлениям. А сегодня всё решает зерновая компания. Как было: заключили договоры, должны были зерно отгружать, а вагоны не поставляют, потому что они все в частных руках. Их владельцы говорят: зачем мы будем бить вагоны, гоняя их в Сибирь? Волевое решение должно быть на федеральном уровне. Мы же не виноваты. Когда засуха была, интервенционный фонд, можно сказать, спас страну, продовольственная безопасность была защищена, но сегодня переизбыток зерна. Нам говорят: давайте как-то переходить на другие культуры. Ну, посеяли на Алтае гречку, сегодня тоже плачут — хорошей цены нет. Мы только начали рапсом заниматься — цена на него упала.
Раньше были закупки зерна, проводились интервенции, его скупали, закладывали. В 2017-м, когда началась уборка, затянули, потому что элеваторы переполнены инвентаризационным зерном, оно лежит ещё с 2007—2008 годов — и в Убинском районе, и в Каргатском. Десять лет зерно не реализовано, давно пора выкинуть, оно же портится. Здесь проблема из проблем.
Были в Европе, смотрели как там. У нас пшеница шесть рублей за килограмм, у них — девять в пересчёте на рубли. На юге России по 11 рублей продают пшеницу. Мы в 2008 году продавали по шесть рублей, но солярку покупали по 20 рублей за литр, а сейчас пшеница — те же шесть, а солярка — 40 рублей, и это сегодня, а что будет завтра — непонятно. Как платить зарплату, налоги? Такая ситуация не только у нас на округе, но и во всей области, в соседних регионах. В общем, без федерального центра мы здесь не решим проблему.
Я работаю 20 лет директором
хозяйства — впервые наблюдаю, что цена на молоко опускается вниз, уже на четыре рубля за литр упала. Говорят, переизбыток молока.
— В магазинах почему-то не падает…
— Не падает. Ни на хлеб, ни на молоко, ни на творог. Здесь ещё и торговая политика. Закупочная цена на хлеб меньше на 40 процентов — пусть на 40 процентов булка дешевле станет, пирожок, бублик. Молоко сегодня на четыре рубля упало — пусть в магазинах тогда оно не 50—60 рублей стоит… Не дождёмся.
Давайте что-то решать: если мы сегодня неконкурентоспособны, то компенсируйте нам. Слава богу, конечно, что в этом году крестьянам полмиллиарда добавили из областного бюджета, это будет огромная поддержка, спасательный круг для тех, кто ещё держится на плаву. Но без какого-то определённого ценового коридора нам не выжить. В Европе дают поддержку 270 евро на гектар пашни, 170 евро — на одну корову. Не на литр молока, а на корову. А у нас? Взять Каргат: 150—160 рублей на посеянный гектар. И на литр молока вышло 55 копеек по области. Это разве поддержка? Мы четыре рубля потеряли. А налоги мы платим, все хозяйства платят. Не заплатишь — не получишь поддержку. Мы понимаем, что надо платить и зарплаты надо платить. Но нас сейчас хлещут со всех сторон. Дайте нам нормальную закупочную цену — мы всё будем платить. Так думаю не только я — многие мои коллеги-аграрии, это наш крик души сегодня.
— Эти 500 миллионов, дополнительно выделенных из бюджета, на что будут направлены?
— Это денежная компенсация на выпадающие доходы в связи с понижением закупочных цен на молоко и зерно.
— Какие другие меры поддержки сельского хозяйства сегодня действуют?
— Есть компенсация за приобретённую технику, но раньше было больше направлений, сейчас их число урезали. Компенсируются тракторы, комбайны, посевные комплексы, зерносушильное оборудование. В прошлом году ввели областной закон для поддержки своих производителей сельскохозяйственной техники, она тоже будет компенсироваться. А вот молочное оборудование… Например, молокопровод купить, который стоит четыре миллиона, — это не возмещается. Или резервуар для охлаждения молока. Нам говорят: сегодня молока переизбыток, но мы же понимаем, что стоит на полках в магазинах, что мы пьём… Если бы действительно вся продукция, которую мы производим, перерабатывалась и у нас продавалась, не везли бы через Украину с Белоруссией непонятно что, то, я думаю, и наше молоко было бы сегодня востребовано и продавалось по нормальной цене. Я по своему хозяйству знаю: мы больше миллиона рублей теряем только на цене, не знаю ещё, что летом будет.
— Вы работаете в бюджетном комитете. По вашей оценке, насколько сегодня бюджет, принятый на 2018 год, удовлетворяет потребности вашей территории?
— Мы понимаем, что региональный бюджет социально ориентирован, все социальные статьи защищены. Естественно, аппетит приходит во время еды. Может быть, на какие-то программы выделяется недостаточно, на «Чистую воду», например, особенно это касается сельских районов. Я понимаю, бюджет есть бюджет, всё зависит от экономической ситуации на рынке, сбора своих собственных доходов, — отсюда, естественно, будут складываться и статьи расходов. По мере наполнения бюджета можно ожидать какого-то перераспределения, добавления.
Конечно, есть над чем работать. Мы неоднократно сталкивались с ситуациями, когда Контрольно-счётная палата, наши рабочие группы выявляют неэффективное использование бюджетных средств, выделяемых на какие-либо проекты, иногда это миллиарды рублей. Это есть, и кто-то должен контролировать весь процесс, от А до Я.