На русском English facebook twitter instagram vk
Последнее обновление на сайте: 20.08.2018 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
Наказы избирателей Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Майис Мамедов

 Взгляд в будущее

Председатель Регионального делового клуба строителей (РДКС), генеральный директор ГК «Первый строительный фонд» Майис Мамедов вошёл в состав депутатского корпуса Законодательного собрания Новосибирской области в мае 2013 года. А в сентябре 2015 года Майис Пирвердиевич был избран в состав депутатов 6-го созыва регионального парламента Новосибирской области по Маслянинскому и Черепановскому районам. Депутата Мамедова отличает принципиальность, базирующаяся на его основном жизненном кредо — «Меньше говори — больше делай», поэтому в своей депутатской деятельности он опирается на свой опыт и знания. В нашем разговоре о важном Майис Пирвердиевич поделился своими мыслями о настоящем и будущем Новосибирской области.

Об инвестиционной политике НСО

— Если говорить об инвестиционной привлекательности нашего региона, то, безусловно, я недоволен сегодняшним положением вещей. Мало того, что в инвестиционном плане мы плетёмся в хвосте всех остальных регионов, так ещё и собственноручно тормозим развитие этой сферы. Что такое грамотная инвестиционная политика? Это благосостояние жителей, это налоги, это развитие экономики, это новые прогрессивные технологии и инновации. А сейчас Новосибирская область находится в состоянии «экономим каждую копеечку». Знаете, есть такая поговорка: «Деньги любят тишину». Когда инвестор решается вкладываться в какой-то значимый для развития области проект, он должен быть уверен, что все свои вложения он получит обратно, что он «зайдёт» со своими инвестициями на благоприятных для него условиях. Чтобы вырастить отличный урожай, нужно для начала облагородить удобрениями почву. Тем более что мы живём в Сибири, и здесь нужно очень постараться, чтобы инвестор при дилемме «куда вложить деньги — в Краснодар или в Новосибирск», выбрал нас. Подчеркну, сегодня в Новосибирской области сложилась сложная неоднозначная ситуация по привлечению инвестиций, которая не способствует их притоку в наш регион. И это не может не беспокоить деловое сообщество. Это сказывается и в целом на уровне обеспечения благосостояния населения. Когда народ сыт, он не выходит на площадь выступать против тех или иных решений, как это сейчас происходит у нас в области. Вот, например, ситуация с концессионным соглашением на строительство мусоросортировочных заводов. Концессионное соглашение вызывает много вопросов, в том числе и у меня. Но уверяю вас, тарифный регулятор не пропустит ни одной лишней копейки. Несомненно, город и область «задыхаются» от мусора. При наличии имеющихся альтернатив необходимо сделать выбор. В настоящее время иные альтернативы заключения концессионного соглашения отсутствуют. Знаете, в рамках своей профессиональной деятельности я езжу по миру и вижу, с какой космической скоростью там развиваются компании, как внедряются в жизнь социально важные проекты, нацеленные на улучшение качества жизни человека. А у нас? У нас — больше трёх не собираться, потому что каждый во время обсуждения начинает гнуть свою линию. Мы забалтываем важные вещи, понимаете? У нас не идёт дело дальше обсуждений. Вот взять такую важную проблему, как создание поликлинической концессии. Это для Сибири один из важных проектов, я считаю. Со здоровьем у людей в нашем регионе не всё хорошо, поэтому открытие новых поликлиник — в приоритете. А где взять деньги? Хорошо, раньше было государственно-частное партнёрство, потом стало концессионное соглашение, а что поменялось-то? Да ничего ровным счётом. Если не будет денег, то можно как угодно всё это называть.

В чём проблема?

— Дело в том, что мы слишком публично стали обсуждать все эти наши глобальные проекты. Мы не подготовились, но начали на каждом углу кричать: вот, посмотрите, что мы собираемся делать! Сначала специалисты и эксперты должны были за закрытыми дверями обсудить все нюансы и параметры будущих проектов, а уж потом мы бы вышли и сказали: да, делаем, и будет вот так и так. К сожалению, мы получили говорильню. И всё дело в том, что инвестиционной политикой таких огромных проектов должно заниматься правительство. Депутаты утверждают бюджеты, но детальной разработкой проекта занимается правительство, и только оно. У нас получилась путаница: депутаты начали решать вопросы, которые не лежат в плоскости их компетенций. Вот если я не разбираюсь в медицине, неужели я буду решать какие-то специфические медицинские вопросы? Конечно нет — это не мой профиль. А у нас сегодня ситуация такова, что все вокруг специалисты широкого профиля, и все решают всё. У нас есть в правительстве профильные министры: пожалуйста, разрабатывайте вместе с экспертами-профильниками эти проекты, а потом покажите нам, что у вас получилось. Это как в ресторане: повар приготовил еду, а я пошёл и попробовал, хватит или не хватит соли. Давайте уже отделять зёрна от плевел: профильный министр и его команда в правительстве разрабатывает проект, профильный комитет в заксобрании утверждает его и корректирует.

Слишком громкие общественники

— Я настаиваю на том, что сегодня голос профессионала должен иметь большой вес и громко звучать. Сначала высказывает своё мнение профессионал по какому-то острому вопросу, а уж потом к разговору может присоединиться общественник. А мы сегодня всё перепутали — в нашем «социальном хоре» сольную партию исполняет общественник. Я не спорю, голос общества в современном мире очень даже значим, но у нас в Новосибирске всё как-то шиворот-навыворот. Здесь герои-общественники вышли на баррикады: мы не допустим, мы не позволим, мы не разрешим. Ну и не позволили, и не разрешили. И что мы имеем в сухом остатке? Мусорный завод мы не строим, с четвёртым мостом всё непонятно, поликлиническая концессия тоже под вопросом. Почему-то в Новосибирской области голос общественника заглушает голос здравого смысла, это явление я бы назвал антитрендом сегодняшнего дня. Вновь подчёркиваю: во всех жизненно важных сферах должен звучать голос профессионала. Иначе нашу область в смысле инвестиций ждёт печальная участь, мы и так в СФО в самом хвосте плетёмся — нас уже Томск обогнал.

О развитии районов

— Для депутата главное в его деятельности — это лоббирование интересов своего района. А если учесть, что мы живём в богатейшем ресурсами регионе, то наша цель — помочь малому и среднему бизнесу встать на ноги и заявить о себе. Потому что за малым и средним бизнесом в Сибири будущее. Кто будет развивать экономику на селе? Только представители бизнеса, надеяться больше не на кого. Поэтому мы встречаемся с нашими «игроками», составляем планы развития, анализируем текущую ситуацию, думаем о привлечении инвестиций в район. Понимаете, для того чтобы бизнес активно работал и создавал новые рабочие места, тоже нужно создавать определённые условия. Вот взять Маслянинский район — богатейший край во всех смыслах, неисчерпаемый природный ресурс: леса, ягоды, грибы. И тогда у меня возникает вопрос: а почему мы едим привозные культивированные шампиньоны и замороженные импортные ягоды? Как наладить каналы сбыта всех этих местных природных продуктов в магазины, рестораны и кафе? Как создать для этого условия? Я считаю, что мы над этим должны работать вместе с правительством. Нужно создавать кооперативы, которые будут организовывать сбор ягод и грибов, чтобы сельчанин не стоял на пыльной дороге, предлагая свой товар, а пришёл в пункт приёма и сдал его по выгодной для него цене. А оттуда продукты уже бы распределялись по торговым точкам и точкам общепита.
Где КПД от совещаний?
— Выскажу крамольную мысль: я ратую за то, чтобы сократить количество постоянных совещаний. Иногда у нас в день проходит по пять совещаний, а где их коэффициент полезности? Я вижу, как мир двигается вперёд, а мы стоим на месте и обсуждаем, обсуждаем, обсуждаем… Меня это сильно беспокоит. Говорить нужно о насущных проблемах человека, о том, что на улице холодно и в квартире у него холодно, и что сделать для того, чтобы в доме у него стало тепло. Или о том, что сибиряки болеют часто, запросить статистику, встретиться с медиками, разработать специальные оздоровительные программы и запустить их в обязательном порядке на предприятия города и области. Вот, что насущно, вот, что нужно людям. Мы куда-то не туда идём. Не тем занимаемся… Я считаю, что было бы целесообразно сократить наш депутатский корпус до 20—25 человек и сделать так, чтобы они работали на постоянной основе. Мы не должны решать какие-то острые социальные вопросы от случая к случаю, это должен быть постоянный процесс. И депутат должен постоянно отчитываться о своей работе — каждое депутатское слово должно быть на вес золота. И не нужно собираться таким огромным хоралом на решение второстепенных вопросов, не нужно отвлекать работающих людей от их бизнес-процесса — мы тратим очень много драгоценного времени на пустое.

О работе комитета

— Что касается работы нашего комитета. На наши заседания, где мы решаем острые вопросы, мы должны приглашать представителей бизнеса. Вот взять наболевшую проблему с капитальным ремонтом жилого фонда — в качестве примера. Серьёзному бизнесмену невыгодно брать несколько домов в районе, чтобы починить крышу. Ему более интересен проект, если он выигрывает многомиллионный тендер и начинает капремонт во всём районе: здесь его люди крышу меняют, тут красят, в другом месте окна пластиковые вставляют. У него большой фронт работы, все его люди заняты, и он знает чем. А вместо этого начинаются «дроби»: здесь на 500 тысяч заключён контракт, тут на миллион, там на 800 тысяч — и в итоге мы имеем неэффективную работу. Ни одна крупная компания пока не будет в этом участвовать. В мою бытность председателем комитета по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам мы организовали обсуждение этой проблемы на круглых столах с участием руководителей предприятий, заинтересованных в проведении капитального ремонта. Мнение у всех однозначное: на многие дома 1930—1950-х годов постройки техдокументация утеряна — соответственно, её необходимо восстанавливать. Также необходимо урегулировать ситуацию с жильцами и, наконец, для активизации застройщиков надо объединять дома в лоты по 20—40 домов. Это нужно для того, чтобы проводить работы сразу на нескольких объектах.

О сотрудничестве бизнеса и вузов

— Я всегда говорю, прежде чем принять какие-то законы, давайте поинтересуемся у бизнеса: а насколько они будут эффективны? А улучшат ли они жизнедеятельность города? Или вот ещё одна проблема — отсутствие сотрудничества бизнеса и вузов. Они идут параллельным курсом, и вузы представления не имеют, какие знания сейчас нужно вкладывать в студента, чтобы он был востребован на рынке труда? Ну поинтересуйтесь, узнайте, в каких специалистах, с каким спектром знаний нуждается современный бизнес? Чтобы потом не было классической ситуации, когда выпускник вуза устраивается на работу и выясняется, что по существу он некомпетентен. Я никого не обвиняю, и наши новосибирские вузы прекрасны, но нет больше тех связей между институтами и будущими работодателями, которые были при СССР, когда студент выезжал на практику и понимал, что от него в будущем будут требовать. И поэтому я считаю, что Законодательное собрание должно стать объединительной площадкой — для бизнеса, для чиновников, для вузов.

Об обманутых дольщиках

— Сейчас большая беда в том, что для кого-то это стало бизнесом. Сложно разорвать образовавшийся замкнутый круг. Я имею в виду то большое количество поддельных договоров, с которыми якобы дольщики обращаются в суд. Также сегодня у застройщиков не так много возможностей, чтобы вводить замороженные объекты. Эффективной мерой можно считать выделение земельных участков. На мой взгляд, помощь должно оказывать государство. Сейчас на некоторых руководителей застройщиков заводят уголовные дела, но, в принципе, такие меры тоже нельзя назвать эффективными — человек со временем выйдет на свободу, а долгострой так и стоит.