На русском English facebook twitter instagram vk
Последнее обновление на сайте: 20.08.2018 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
Наказы избирателей Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Ашот Рафаелян

 В выигрыше должны быть все

 Ашот РАФАЕЛЯН уже второй созыв представляет в Законодательном собрании интересы жителей Куйбышевского и Северного районов. Сегодня он рассказывает о том, как решаются проблемы этих территорий, что уже было сделано и каковы перспективы развития.
 
 Долгая история

— Ашот Вардкесович, оправдались ли ваши ожидания на этот год по плану наказов избирателей? Всё ли вошло из того, что вы хотели включить? И достаточно ли финансирование?

— В принципе, тот темп, который задан по исполнению наказов, меня устраивает — они исполняются. И в прошлом году, и по этому году все планы в полном объёме включены в работу. Так что с реализацией наказов по моему избирательному округу правительство справляется неплохо.

— Какие наиболее крупные, капиталоёмкие свои наказы можете назвать?

— Конечно, детский сад в Северном, который наконец должны сдать в этом году. Сейчас идут отделочные работы, благоустройство. Думаю, что в июне-июле закончат, в сентябре примут детей.

Есть серьёзный наказ по водопонижению Гуляевского жилмассива в Куйбышеве — там частный сектор, больше шестисот домов. Этот жилмассив постоянно подтапливается, особенно в весенний период. Погреба, огороды полностью уходят под воду. Долгие годы этот проект изучался — в прошлом году начали работу. Стоимость — 25 миллионов рублей в прошлом году и 15 миллионов в нынешнем. 80 процентов объёма уже сделано, в этом году должны закончить. Остаётся технологически вывести эти каналы на проектные отметки. Будем надеяться, что следующей весной проблем у жителей уже не будет. Но сейчас пока претензии есть. Там ещё усложняла ситуацию Барабинская ТЭЦ, которая сбрасывала воду в эту зону, нарушая проектные условия. В этом году там подтвердили, что у них три миллиона заложено в бюджет, они свои каналы тоже приведут в порядок.

— Что сейчас происходит с куйбышевской насосно-фильтровальной станцией? Закончится когда-нибудь эта история?

— Мы недавно выезжали туда с комитетом. Тема непростая. С одной стороны, работа сделана. С другой — подтверждают, что вода уже светлая, но никто не рискует сказать, что она чистая. На этот год опять дополнительно выделили 90 миллионов рублей. Исполнители ссылаются на то, что 60—70 процентов забора происходит через скважину. В весенний период вода достаточно мутная, и гарантий очистки они не дают. Хотя технологический процесс подразумевает, что вода должна быть надлежащего качества. 600 миллионов из бюджета потрачено! За такие деньги вода обязана соответствовать всем нормам. Больше десяти лет уже история тянется.

— А в Северном районе с водой как дела?

— Там тоже проблемы есть, тоже болотистые места, но не так катастрофично, как в Куйбышеве.

Подтянуть до нормативов

— Есть ли перспективы по газификации на территории округа?

— К сожалению, газификация на территории Куйбышевского района идёт очень плохо. Часть проектов газопроводов высокого давления завершена. Но у правительства пока нет совместной с «Газпромом» программы для Куйбышевского района. На одном из последних заседаний комитета я заявил, что проекты по газификации больше поддерживать не буду, пока не пересмотрят программу по Куйбышевскому району. Это парадокс: на одной улице есть газ, а рядом на другой — нет. Мощности не исчерпаны, ещё есть потенциал развития. Но у людей нет средств, чтобы провести внутриквартальные работы. По 250 тысяч каждому домовладению нужно скинуться для того, чтобы протянуть внутриквартальную трубу, потом 100—150 тысяч на подключение к дому, котельные и так далее. Откуда у людей в районном центре такие деньги? Понятно, средств в бюджете недостаточно, но надо же искать какие-то пути.

— Можно ли сделать это, например, на паритетных началах с «Газпромом»?

— С одной стороны, им выгодно подключить новых абонентов, чтобы те пользовались газом, но, с другой стороны, внутриквартальная сеть не входит в функции «Газпрома», тут уже всё зависит от нашего правительства. Должна быть какая-то программа субсидирования, возмещения части расходов. А то получается — газ рядом, но недоступен. Сапожник без сапог. Тяжело объяснить это людям.

— А у Северного района какие-то перспективы в этом плане есть?

— К сожалению, о газификации Северного района речь не идёт вообще.

— Что сделано по дорожному строительству, по ремонту? Какие перспективы на этот год?

— В 2017 году выполнен планово-предупредительный ремонт на участках автодорог по направлениям Куйбышев — Новоичинск и Куйбышев — Кондусла. Отремонтирован участок улицы Трудовая в Куйбышеве, проведены работы на внутрипоселенческих дорогах посёлка Веснянка.

Сейчас решается вопрос о ремонте дороги по улице Красильникова в Куйбышеве — должно быть выполнено щебенение участка протяжённостью более километра, на это заложено два миллиона рублей. Предполагается разработка проектно-сметной документации на ремонт ещё двух городских дорог — по улицам 1-я Красноармейская и Снежная.

В последние два года финансирование дорожного строительства увеличилось прилично. Если лет десять такие темпы будут поддерживаться, мы хотя бы подтянем наши дороги до нормативов и лет через десять везде сможем ездить по-человечески.

— Что делается для улучшения ситуации в здравоохранении? В частности, входят ли в программу строительства ФАПов какие-то населённые пункты вашего округа?

— В 2018 году должен быть построен ФАП в посёлке Коб-Кордон в Северном районе. В прошлом году мы помогли Северной районной больнице приобрести машину «Скорой помощи» высокой проходимости, УАЗик. Им, конечно, ещё один нужен, территория большая, по-хорошему надо решать и со второй такой «Скорой».

— А что со спортивными объектами?

— Меня беспокоит то, как идёт строительство ледового дворца в Куйбышеве. Мы там были в апреле, познакомились с ситуацией. Пока есть только некий фундамент, а бюджет на этот год заложен полностью, объект должен быть завершён в декабре. Но я, как строитель, могу сказать: при тех темпах, которыми идут работы, это нереально. Хотя мне хотелось бы ошибиться. Надеюсь, конечно, что мудрость и жёсткий контроль со стороны администрации может как-то стимулировать исполнителей.

Меня всегда поражают такие вещи. Это же не частная компания, не частные деньги. Что это такое: захотел — ускорил, захотел — замедлил? Мне это непонятно.

У нас есть печальная история в Северном — семь лет назад там был заложен плавательный бассейн. Стены подняли, и на этом всё закончилось. Я не раз спрашивал: зачем надо было закладывать, зная заведомо, что этот подрядчик его не построит. Мне это ещё на этапе фундамента было ясно. И сегодня имеем то, что имеем: брошенный объект, суды, смены подрядчика, а в итоге новый глава говорит, что ему этот бассейн вообще не нужен. Потому что его ведь ещё содержать надо, сопровождать субсидиями. Бездумный проект, конечно. 

Избавить от посредников

— В сельских районах больная тема — трудоустройство. В Северном районе возлагали большие надежды на новое совместное с китайцами крупное лесоперерабатывающее предприятие. Они оправдались?

— Я занимался этим вопросом. Ко мне на приём приходили люди, которые ждали этот комбинат. Я посмотрел историю: это крупная китайская компания, действительно, они там планируют что-то построить. Но пока люди жалуются: сейчас работают два десятка человек, зарплату получают непонятно по какой схеме. Говорить о каких-то налоговых поступлениях в районный бюджет не приходится. Они заготавливают преимущественно берёзу, это не деловая древесина. И, похоже, комбинат пока работает исключительно как перевалочная база. Никто на территории не смог мне ответить, каковы перспективы развития этого предприятия, будут ли они вообще что-то перерабатывать и насколько глубоко.

— То есть этот вопрос так и стоит открытым?

— Надо спросить того, кто организовывал торги, сопровождал этот инвестпроект. Может, в правительстве кто-то знает. Я пока на свои вопросы ответа не получил.

— А как с занятостью в аграрном секторе?

— Если посмотреть экономический анализ состояния наших деревень, сельскохозяйственного производства, то видно: неизменно всё идёт только вниз. Могу привести пример: один из населённых пунктов Куйбышевского района, где ещё сохранилось 300 голов дойного стада, крупного рогатого скота. Там платят 5-6 тысяч рублей, но люди и этому рады — есть работа. А директор сказал: я собираюсь уничтожать стадо —субсидии мы не получаем, дотации за молоко почти не получаем; если платят, то через полгода, так работать невозможно.

А ведь Куйбышевский район мог бы стать крупной аграрной территорией. Этот вопрос уже обсуждался — можно создать некий хаб и отсюда строить логистику сельскохозяйственной продукции из ближайших районов. Таких хабов должно быть штук пять в области. Чтобы производители привезли свою продукцию и сдали без посредников. Сейчас люди могут вырастить, а девать некуда. А в магазинах египетская картошка. С ума сойти можно.

— Причём она дешевле, чем новосибирская.

— Это же нонсенс! Не может египетская картошка быть дешевле, это несерьёзно. Хотя что говорить… У нас и газ мог бы быть намного дешевле, чем в других странах.

— Что, на ваш взгляд, помогло бы развитию сельскохозяйственных территорий?

— Я не раз говорил, что надо что-то делать с умирающими населёнными пунктами. Такими, где один, два, пять домов. Да даже два десятка. Если бы правительство разработало какую-то программу переселения этих малонаселённых пунктов — привлекательную для их жителей, ни в коем случае не насильственную, а чтобы заинтересовать людей: предоставить дома, земельные участки, обеспечить рабочие места. Тогда можно сэкономить на содержании дорог, школ, детских садов. Ведь ненормально, когда в классе учатся два человека, когда школьный автобус должен ехать 20 километров за одним ребёнком или когда в последних оставшихся домах отключают рубильник — и люди остаются без электричества.

В выигрыше должны быть все — и власть, и люди. Есть у нас, допустим, 50 проблемных деревень. Давайте за 10—15 лет организуем это переселение. Тогда остановится стихийное уничтожение сёл. Такие проекты можно защищать и на федеральном уровне: показать, что можно развивать территории путём грамотного переселения, укрупнения. И экономическая эффективность таких проектов очевидна для всех.

— Какие-то крупные инвестиционные проекты реализуются на территории округа?

— Крупные инвестиционные проекты будут только тогда, когда появится государственная программа. Когда инвестору скажут, например: вот мы строим хаб, выделяем территорию, подводим коммуникации — заходи, защищай проект. Сейчас инвесторы идут только в радиус ста километров вокруг Новосибирска. Но мы ведь не вычеркнем из карты Кыштовский, Северный, Куйбышевский районы. Если звать сюда инвестора, нужно ему на начальном этапе какие-то налоговые преференции предоставить, чтобы он был заинтересован начать производство на этой территории. Потому что издержки будут с логистикой. Просто так, без поддержки никто не пойдёт.

У нас случай был в Куйбышевском районе, в далёкой деревне: предприниматель заготавливал дрова, по очень хорошей цене продавал их окрестным жителям, три человека у него работали — и задел чей-то интерес. 15 проверяющих приезжали, чтобы этого маленького индивидуального предпринимателя уничтожить. Я подключился к решению этой проблемы совместно с Уполномоченным по правам предпринимателей, кое-как их отстояли. А что говорить о крупных инвесторах? Если они придут и с чем-то таким столкнутся… Без государственной поддержки, без сопровождения не получим мы там инвесторов.

 
Фонд — на точечные проблемы

— В сельских районах как-то работают программы по благоустройству придомовых территорий?

— Почему нет? Город Куйбышев — около 45 тысяч жителей, много дворов. Я несколько лет поддерживал конкурсы на лучший ТОС, двор, улицу, к концу года устраивали праздник, подводили итоги. Я выделял деньги на эти проекты, на призы победителям. Но в последние годы почему-то администрация решила, что это им не надо, всю инициативу пытаются уничтожить. К сожалению, иногда интересы людей забываются, когда начинается политика.

Второй год подряд мы совместно с коллегой-депутатом Сергеем Зарембо реализуем на территории Куйбышева совместный проект по установке уличных детских игровых комплексов. На эти цели совместно выделяем по миллиону рублей в год. В прошлом году новые детские площадки появились в четырёх кварталах города, в этом году уже в ближайшие месяцы в Куйбышеве откроются ещё три площадки.

— Если перейти к законодательной деятельности — какие, на ваш взгляд, самые важные законы были приняты областным парламентом за последние месяцы?

— Как правило, конец года — это работа над законом о бюджете. Она шла достаточно сложно, очень много изменений вносилось. Но бюджет был принят — думаю, что эксперты учли все проблемы, все предложения от депутатских фракций. Документ получился рабочий.

Могу также отметить поправки в закон о масштабных инвестиционных проектах, принятые в интересах обманутых дольщиков.

Я считаю, это прогрессивный закон, и уверен, что он будет работать без осечек.

— Чему вы отдаёте преимущество при распределении средств депутатского фонда?

— В основном направляю средства на укрепление материально-технической базы учреждений образования, культуры и спорта, на развитие инфраструктуры, на благоустройство. Очень надеюсь, что депутатский фонд будет увеличен — возможно, ещё на один миллион. Я вообще считаю, что можно было бы не собирать у избирателей наказы — они всё равно почти все в госпрограммах. Детские сады, школы, ФАПы и прочее — деньги на них уже заложены в бюджет. Вместо этого лучше бы утвердить депутатский фонд по десять миллионов в год, и тогда можно было бы реально решать точечные проблемы, которые в госпрограммы никогда не войдут.

Если я в следующий раз пойду на выборы, никогда не буду брать наказы, принципиально. Нравится депутат — выбирайте, нет — не выбирайте.

В заключение хочу пожелать всем здоровья, удачи. Мы входим в непростой предвыборный период, нам предстоит избрать главу региона — важно не ошибиться и принять правильное решение.