На русском English facebook twitter instagram vk
Последнее обновление на сайте: 22.10.2018 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
Наказы избирателей Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Олег Кочерга

 «Если могу – помогаю»

Олег КОЧЕРГА работает в Законодательном собрании первый созыв, однако успел зарекомендовать себя как компетентный специалист, имеющий твёрдую аргументированную позицию по самым принципиальным вопросам. А избиратели из Краснообска и Новосибирского района сразу оценили его постоянную готовность помогать людям — это он делает искренне и от души.

— Олег Иванович, скоро исполнится три года, как вы стали депутатом, можно подвести какие-то промежуточные итоги. Что было главным в вашей работе за эти годы?

— Знаете, основное впечатление от этих лет работы — непрерывный поток текущих дел. Хотя особо масштабными каждое их них в отдельности не назовёшь, но, когда их очень много, получается непрерывный, каждодневный труд. Вот пример: вчера весь день занимался обустройством пандуса для инвалидов в жилом доме в Краснообске, сам три раза побывал на месте, строителей отправлял, встречался с инициативной группой. И так каждый день — то одно, то другое. Школы просят выделить средства на мелкий ремонт. Пока лето, им надо успеть что-то покрасить, побелить, а всё упирается в деньги. С детскими садами то же самое. Из бюджета выделяют не всем, да и когда выделяют, на мелкие нужды часто не хватает. А им нужно — кому теневой навес, кому вентиляцию, кому мебель. Спортивные клубы обращаются — нужны средства на форму, на оборудование, тренажёры. Танцевальным, художественным школам, коллективам Домов культуры — на костюмы, на музыкальные инструменты, на гастрольные поездки, там и билеты, и питание, и проживание… Сейчас каникулы начались, ребята поехали по стране, а денег у творческих коллективов немного.

Так что это бесконечный процесс. Уже номер моего телефона ушёл в массы — не спрячешься. Да я и не пытаюсь.

— То есть обращаются не только в ходе приёмов, официально?

— По-разному. Письма присылают, звонят, встречают по пути на работу. Молва, что я могу помочь, широко распространилась, люди передают друг другу, советуют обращаться. И не только из Краснообска — из сёл обращаются, даже оттуда, где территория к округу, где я работаю, не относится.

— На вашей территории работают ещё два уважаемых депутата — Юрий Бугаков и Анатолий Жуков. Вы помогаете друг другу, объединяете усилия?

— Совместная работа всегда идёт на пользу избирателям, приводит к более весомым результатам. Тем более что мы ведь не делим какие-то деньги, а, наоборот, объединяем. Всегда вместе ищем оптимальный вариант: чтобы не просто дать денег, не понимая, куда они пойдут, а реально помочь конкретным людям. Выделили средства школе-интернату для детей с ограниченными возможностями в Ордынском районе, совместно оборудовали детскую площадку в Краснообске, был ещё ряд направлений.

От планов — к реальности

— Как на вашей территории обстоят дела с инфраструктурными объектами?

— В Краснообске несколько лет назад начали строить крытую хоккейную коробку. А потом деньги кончились. Нужно достраивать, а 60 миллионов не хватает.

Школы перегружены, их остро не хватает, в самой большой 1 200 ребятишек учится. Как тут переходить на одну смену? И детских садов тоже не хватает. Люди постоянно обращаются: не могут устроить ребёнка, нет мест, всё переполнено.

— Есть ли в планах новые сады и школы? Может быть, по федеральной программе?

— В планах-то они, может, и есть, но воплощение этих планов при нынешнем бюджете нереально. Не знаю, когда на это удастся найти деньги. Наверное, надо как-то активнее работать руковод­ству, добиваться, привлекать внимание к нашим проблемам.

— Судя по благодарственным отзывам о вашей работе, к вам часто обращаются за помощью организации инвалидов.

— Это самая слабо социально защищённая группа людей. И чисто по-человечески всегда хочется помочь. Им и надо-то не очень много. Как можно отказать? Кто им поможет, кроме благотворителей? Нет, какая-то государственная поддержка есть, конечно, но всё равно частная инициатива здесь играет куда большую роль.

— Вот, например, благодарность от организации инвалидов Криводановского сельсовета. Это же вообще не ваша территория. Как она попала в сферу вашего внимания?

— Да я и не знаю. Просто обратились люди, рассказали, что очень нужен спортивный тренажёр для реабилитации людей с ограниченными возможностями. Я особо не разбираюсь — моя территория, не моя. Ко мне и из Новосибирска, бывает, обращаются, если могу — помогаю.

Законы для жизни

— Вы состоите в одном из самых деятельных и активных комитетов Законодательного собрания — по государственной политике, законодательству и местному самоуправлению. Ваши впечатления от работы в нём?

— Меня с самого начала поразило, насколько чётко отстроена работа в комитете. Всё превосходно налажено, отличный председатель — Александр Григорьевич Терепа, человек с огромным административным опытом, прекрасный организатор, под его началом работать — одно удовольствие. И люди подобрались исключительные, я рад, что работаю бок о бок с такими депутатами. Все занимаются одним и тем же делом, болеют за него. И тут совсем неважно, к какой партии ты относишься. У нас есть представители всех фракций: и «Единой России», и КПРФ, и ЛДПР, от «Справедливой России» нас двое — я и заместитель председателя Игорь Равильевич Умербаев. Разная партийная принадлежность при работе в комитете абсолютно никакой роли не играет.

— Какие из законов, которые обсуждались на заседаниях комитета, вы считаете особенно актуальными?

— Законопроекты идут бесконечным потоком. У нас, конечно, много чисто технических моментов, приведения в соответствие с федеральным законодательством, но есть немало и тех законов, которые касаются очень многих жителей области. Например, законы о тишине и покое, о несанкционированной торговле, о статусе муниципальных депутатов, которые, вопреки расхожему мнению, являются самой незащищённой категорией представительной власти. Антикоррупционный пакет законов, заставляющий депутатов и чиновников обнародовать свои доходы, тоже играет большую роль для общества. Всё это не просто теория, это документы, которые призваны реально делать жизнь лучше.

— Вы упомянули законы о тишине, о несанкционированной торговле. Они приняты, как бы существуют, но соблюдаются далеко не всегда. Почему так получается?

— Там очень слабые штрафные санкции и плохое полицейское исполнение, полиция же не имеет права протоколы составлять. Получается такое чисто декоративное действие: приехали, погрозили пальчиком, развернулись и уехали. Полицейских лишили права составлять административные протоколы ещё в 2015 году. Сейчас все депутаты постоянно настаивают, что эту практику нужно вернуть, но никак не удаётся выработать единую позицию с федеральным Министерством внутренних дел. Административные комиссии, которые сейчас должны составлять протоколы, — где они, кто их знает? А полицию все знают. И боятся.

В интересах области

— Как оцените промежуточные итоги деятельности всего депутатского корпуса заксобрания?

— Думаю, сделано немало. Сколько мы бились за изменение условий концессионных соглашений, противоречащих интересам области! И по четвёртому мосту через Обь, где гарантированный доход концессионеру в итоге уменьшился почти вдвое — на 40 миллиардов рублей. Грандиозная сумма! И по так называемой мусорной концессии, тоже крайне невыгодной для области — и по экономическим параметрам, и из-за вреда для экологии. Один из последних самых обсуждаемых законов — о государственной собственности, контролировать использование которой депутаты должны иметь право. Это касается и упомянутых концессионных соглашений, и крупных сделок с областным имуществом. Если депутаты вообще ни на что не влияют и ничего не могут проконтролировать, какой смысл в их работе? Вспомните ту же мостовую концессию: представьте, что не углубились бы депутаты в эту тему, не стали бы задавать правительству вопросы. И заключили бы концессионное соглашение, начали строить мост, который принёс бы огромный ущерб бюджету. И никто бы не знал, что могло быть по-другому, все бы считали, что так и надо, это вполне нормально. Так что этот закон о контроле за государственной собственностью очень важен и своевременен.

— Ещё один законопроект из обсуждавшихся на июньской сессии — об исполнении бюджета в 2017 году. Вы какого мнения об этом?

— Доклад министра финансов был очень хороший. Можно и критиковать исполнение, но, с другой стороны, мы все знаем, что бюджетных денег на всё не хватает: как их ни растягивай, всё равно мало. При таком бюджете, мне кажется, неблагодарное дело просто критиковать. Молодцы, что хотя бы столько сделали. Могли бы и половину не сделать. Всё равно строится город, появляются школы, детские сады, новые дороги, в целом ситуация позитивная, во многих регионах намного хуже.

Хотя бы не мешайте

— Как вы, являясь предпринимателем, оцениваете инвестиционный климат в области? Сейчас много говорят, что его надо улучшать, привлекать инвесторов. Удаётся ли это, на ваш взгляд?

— Об этом говорят последние двадцать лет, но по факту ситуация становится всё хуже и хуже. Потому что если раньше была перспектива, надежда, что экономика начнёт расти и под это можно будет привлекать инвестиции, то сейчас все, а особенно западные инвесторы, понимают, что ничего подобного в ближайшие годы не произойдёт. Поэтому инвестиционный климат оставляет желать лучшего. Посмотрите, что происходит с банками: большинство так или иначе перешли под контроль к государству. А это в корне неправильная система, для государства она очень опасна. Стоит завалиться одному крупному банку, и вся система рухнет. А иностранцы считают деньги не как мы, они просчитывают все риски. Это у нас можно попробовать, полагаясь только на русское «авось». Иностранцы же ни одному фонду не разрешат размещать деньги в России, если он не будет иметь гарантий сохранения этих средств.

— А как вы оцениваете деятельность государства по поддержке предпринимательства, малого и среднего бизнеса?

— Нам власти постоянно рассказывают, какие прекрасные есть для нас меры поддержки. А мы чувствуем только то, что нас опять начали «кошмарить» проверками. Теперь, после трагедии в «Зимней вишне», МЧС издало приказ, который опять возвращает ему право на частые проверки. Тут возникает вопрос: а кто подписывал ввод в эксплуатацию «Зимней вишни» с нарушением всех правил и требований? Подведомственные МЧС пожарные и подписали. Разве сложно догадаться как?

— Как же соблюсти этот баланс: чтобы и интересы граждан защитить, и предпринимателям дать спокойно работать?

— Тут патовая ситуация. Кроме государства никто этого не сделает. А государство это делает как слон в посудной лавке. На какой бы сегмент рынка оно ни зашло, тут же этот сегмент начинает лихорадить, штормить, и потом полгода уходит на то, чтобы вернуться в какое-то более-менее стабильное экономическое состояние.

Посмотрите — всё меньше и меньше людей хотят заниматься бизнесом. Опасно, тревожно, постоянные проверки, одна головная боль. Зачем людям такая жизнь? Мы выживем, только если нас не будут преследовать по всему полю. 70 процентов валового внутреннего продукта США — это мелкий и средний бизнес. А у нас 90 процентов — государственный бизнес. Какое развитие тут может быть? Так что я солидарен с теми предпринимателями, которые хором говорят: не надо нам помогать, вы хотя бы не мешайте.