На русском English facebook twitter instagram vk
Последнее обновление на сайте: 13.12.2018 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
25 лет законотворческой деятельности Наказы избирателей Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной Молодежный парламент
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Анатолий Кубанов

 Мы обретём силу и счастье

Заместитель председателя Законодательного собрания Новосибирской области Анатолий КУБАНОВ — человек большого масштаба: опытный региональный политик, держащий руку на пульсе современных тенденций и острых проблем, твёрдо отстаивающий интересы своих избирателей.

— Анатолий Анатольевич, вы всег­да стоите на страже интересов горожан и жителей области и имеете свою чёткую гражданскую позицию по спорным вопросам, которые сейчас обсуждаются в нашем регионе. Власть Новосибирска продолжает продавливать тему концессионных соглашений по строительству четвёртого моста и мусорного завода. Озвучьте вашу позицию, пожалуйста.

— Убеждён, что та модель финансово-правовых отношений, которая закладывается в концессионные договоры, — ущербна. Недопустимы формы партнёрства, когда одна сторона, в данном случае инвестор, находится в привилегированном положении, а другая сторона, в лице нашего с вами областного бюджета, — в ситуации финансового закабаления. Логика, которая нам навязывается частными инвесторами и закладывается в эти договоры, подразумевает, что областной бюджет гарантирует не только сохранность вложенных инвестиций в объекты, но ещё и обеспечивает нашими с вами бюджетными деньгами норму прибыли их бизнеса на протяжении нескольких десятков лет. Это уже не рыночные, не капиталистические отношения — это хищная форма неофеодализма, когда московские синьоры закабаляют региональные бюджеты и, по сути, приватизируют наши с вами бюджетные деньги. В чём здесь бизнес? В чём здесь предпринимательский риск? Нет никакого риска. По такой схеме можно строить хоть что — магазины одежды, салоны по продаже женской парфюмерии… Вот, выбрали мост, потому что он — социально значимый объект, мусорная концессия тоже всегда на социальном острие, потому что — экология. Но инвестор понимает, что он ничем не рискует, потому что, будет ли по этому мосту какой-то трафик, согласятся ли новосибирцы платить сто с лишнем рублей за право проезда по этому мосту, ему наплевать. Капитал в этом случае будет настолько защищён этим концессионным соглашением, что результативная часть бизнеса для него уже непринципиальна. Прибыль ему будем обеспечивать мы с вами — за счёт областных денег.

— Партия «Справедливая Россия» против такой схемы?

— Разумеется, «Справедливая Россия» и ряд наших коллег из других фракций категорически против подобных форм финансового закабаления. Понимаете, мы с вами не будем по этим концессионным соглашениям строить заводы и мосты, мы с вами будем выстраивать систему финансового угнетения Новосибирской области. Поэтому подобная философия, а тем более практика подписания кабальных договоренностей, она антисоциальна и жёстко противоречит интересам нашей с вами области. И мы жёстко и принципиально выступаем против заключения таких кабальных финансовых соглашений. В Новосибирске есть куда вкладывать деньги: заморожено строительство Восточного обхода, не достроены транспортные развязки на Бугринском мосту, который сейчас загружен транспортом лишь наполовину и, по существу,  не оправдывает возложенных на него надежд, уровень жизни горожан оставляет желать лучшего. Нам есть над чем работать.

— Анатолий Анатольевич, вы как эксперт-аналитик можете сказать, откуда дует этот «концессионный ветер»?

 — Мы живём в условиях буйно цветущего буржуазного государства, где правительство отстаивает интересы крупного капитала. По-другому оно действовать не может. И поэтому все задачи, которые ставит капитал в любом регионе нашей страны, направлены на продавливание своих частнособственнических интересов — для них это архиудобная форма для сверхобогащения. Если на первом этапе после развала нашей великой державы приватизировали заводы, фабрики и нефть, то сейчас, через двадцать с лишним лет, додумались до того, чтобы приватизировать региональные бюджеты, прикрываясь такими красивыми и необходимыми вещами, как социальные проекты. Нужны мосты? Несомненно. Нужны мусорные заводы? Бесспорно. Вопрос — какой ценой? Если инвестор работает в условиях порядочных и прозрачных, как положено в любом здоровом обществе, то, конечно, власть должна ему обеспечить какие-то льготные условия вхождения на территорию. Это могут быть льготные условия по получению земельных участков или налоговые каникулы — это нормальные, цивилизованные формы сотрудничества, которые существуют во многих странах мира. Но средневековая схема закабаления крестьянства и других ущемлённых слоев населения как раз заключается в том, что здесь государство должно обеспечить им не просто льготные условия вхождения в бизнес. Мы должны обеспечить им привлечение инвестиций, сохранность инвестиций и мало того, что уже на грани безумия, на протяжении десятилетий выплату прибыльности. Кому такая бездарная инвестиционная политика государства нужна? Явно не государству, явно не обществу, а только богатым и сверхбогатым.

— Как можно противостоять таким страшным тенденциям?

— Общество должно повышать свой уровень политической сознательности и через экспертное сообщество, через политические организации формировать широкую коалицию, которая будет отстаивать интересы жителей своего региона и не пойдёт на уступки.

— Одна из острых тем, на которую вы и партия «Справедливая Россия» всегда обращаете внимание, — это проблемы ЖКХ. Кажется, они никогда не закончатся в нашей стране. Почему, на ваш взгляд, число коммунальных проблем, как и тарифы, у нас неуклонно растут?

— Много лет партия «Справедливая Россия» призывает государство взять сферу ЖКХ под свой контроль и навести там порядок. Со стороны государственных структур было слишком безответственно и порочно реформировать ЖКХ так, как это было сделано. Вспомните, что нам обещали: реформы приведут к улучшению обслуживания жилого фонда, к некой мифической конкуренции, и это повлечёт за собой возможность каждому выбирать управляющую компанию, которая будет оказывать услуги с отличным качеством и при допустимых ценах. А что в итоге? Полнейшая катастрофа. Я неоднократно говорил, в том числе и политикам федерального масштаба: в здоровом государстве общество вправе попросить отчёт о том, что планировалось и к чему в итоге пришли. Крайне наивным будет надеяться, что после обрушения всего жилищно-коммунального комплекса в стихию рыночных отношений там произойдут какие-то улучшения. Их нет — следовательно, государство должно вернуться к жёсткому регулированию тарифной политики, не стесняться поставить вопрос о национализации — прежде всего, энергокомплекса, коммуникаций и энергоносителей. Как только будут сделаны эти шаги, тогда появится ответственный оператор в лице власти, который будет в общественных интересах проводить планомерную политику по снижению цен на обслуживание жилья, по снижению квартплат и оптимизации расходов. Частный бизнес всегда был, есть и будет нацелен на извлечение прибыли. Никогда перед буржуазными структурами не стояла задача качественного обслуживания населения. Это азбука, которую проходят на первом курсе экономического техникума. Поэтому вопрос этот архиважный, и он лежит не в экономической плоскости, а в социальной. Мы, живя в северной стране, должны надеяться на государство, на государственную экономику, на то, что она ответственно возьмёт на себя львиную долю и регулирования, и формирования жилищного фонда. Не так, как сейчас, когда люди должны платить за всё. В самой идеологии реформ заложен грабительский характер: нужно ввести тарифы повыше и ещё добавить взносы на капремонт. Причём мы платим не за капремонт, а за то, чтобы у бизнеса была норма прибыли.

— Сможет ли государство стать таким оператором?

— А для чего нам уроки истории? Вспомните недавнее прошлое, которое строили наши прадеды и деды. В России был создан единый и могучий «энергоорганизм», в отличие от Европы с её локальными энергосетями. Российская мощная энергосистема являлась фундаментом промышленности, основой производства и самой жизни. А когда план ГОЭРЛО рождался? Правильно, в 1918 году, когда в стране шла гражданская война, были разруха и развал. Он давал советской республике шанс вырваться вперёд, и этот шанс действительно позволил нашей стране через пять-десять лет нагнать, а потом и перегнать Запад. И я твёрдо уверен, что единая энергосистема нашей страны должна принадлежать нашей стране. Не иностранным компаниям, которые разодрали весь энергетический российский комплекс на части и выдавливают из него деньги, не вкладываясь в усовершенствования, а доживая на советском наследии. Причём государство лукаво называет эти компании российскими и «нашими земляками». Позвольте, если он живёт где-то на Мальдивах и вывел в оффшор все свои денежные расчёты, какой он нам земляк? Он чистой воды иностранец, качающий деньги себе в карман из нас с вами. Он не замотивирован на улучшение качества жизни своих «земляков», живущих в северной стране, для которых энергоснабжение даже не комфорт, а вопрос жизнеобеспечения. Ему плевать на нашу с вами жизнь. Поэтому национализация энергосистемы — это первейшая задача, которая должна стоять перед государством.

— С чем избиратели приходят к вам? С какими вопросами?

— Чаще всего — всё с той же темой ЖКХ. Постоянные нарушения, которые допускают в своей работе управляющие компании, вызывают справедливый гнев новосибирцев. Большинство обращений приходится на некачественное обслуживание жилищного фонда и на обман со стороны фирм, которые работают нечестно, занимаются поборами с граждан и оказывают при этом минимум услуг. Мне, как заместителю председателя зак­собрания, приходится активно вмешиваться в такие ситуации. Нерадивых руководителей управляющих компаний либо вызываем на заседание комитета заксобрания по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам, где им делается внушение, либо отправляем материалы о провалах в системе ЖКХ в мэрию. Зачастую я как депутат обращаюсь в правоохранительные органы — когда ситуация становится критической и ясно, что действия этих «бизнесменов», или, более точно, мошеннических структур, занимающихся поборами с жильцов, носят уже уголовный характер. Тогда в дело вступают прокуратура и правоохранительные органы. Наша страна вместе с Новосибирском переживает кризис, а это неизбежно связано с повышением цен и ухудшением экономического здоровья моих земляков. На таком фоне наиболее уязвимы те социальные группы, которые не имеют высоких доходов: пенсионеры, бюджетники, матери-одиночки. Всё, что касается поддержки тех, кто остро нуждается, — это огромный пласт моей депутатской работы.

— Как вы считаете, сколько нужно времени, чтобы ситуация в нашей стране улучшилась?

— Я оптимист и люблю историю своей страны. Поэтому считаю, что мы с вами ещё застанем счастливое будущее. У нас есть русский характер, тысячелетняя история, память о подвигах наших предков, глубинный патриотизм — этот багаж поможет нам выжить, возродиться и обрести силу и счастье. Посмотрите, как стремительно меняется общество, как мы перестаём молчать и говорим о том, что нас волнует. И я уверен, что власть прислушивается к нам. У неё нет другого выхода.