На русском English
Последнее обновление на сайте: 24.11.2017 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
В помощь депутатам 6-го созыва Наказы избирателей Молодежный парламент К 80-летию Новосибирской области Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Борис Прилепский

 

Горячее было время

 

Зампредседателя комитета по транспортной, промышленной и информационной политике Борис ПРИЛЕПСКИЙ вспоминает работу депутатом в 20-м и 21-м созывах областного Совета. Это было время распада СССР, ГКЧП, борьбы президента Ельцина с Верховным Советом РСФСР.

Если совесть чиста

— Борис Васильевич, иногда можно слышать, что когда депутаты законы не принимали, то и на жизнь области сильно не влияли.
— Так говорят незнающие люди. Депутатский стаж у меня большой: в горсовет Бердска я избирался с конца 60-х годов, в облсовет — с конца 70-х. Если ты человек инициативный, работаешь на округе и у тебя совесть чиста, то к таким людям и прислушивались, и такие добивались для своего округа очень многого. Я был членом обкома КПСС, депутатом облсовета и членом облисполкома, и мой авторитет гендиректора «Сиббиофарма» позволял решать немало проблем Бердска. Роль депутатов тогда была даже выше, чем сейчас. Из числа депутатов избирался облисполком. То есть мы сами принимали решения и сами их проводили в жизнь.
— Прав было больше у депутатов?
— Возможностей. Я как депутат голосую за решение на сессии, а потом реализую его, имея возможности исполнительной власти. Мы могли провести на сессии серьёзные для области вопросы, под которые определены и финансы. А сейчас приходится иногда убеждать депутатов, которые ни за что не отвечают в исполнительном плане, зато требуют, требуют. Я как динозавр в этом деле…

Игра в демократию

— Вы всегда отстаивали на сессиях облсовета интересы промышленности. Говорят, и в Москве боролись с её развалом?
— Это был период горбачёвщины. Я в то время был членом совета руководителей госпредприятий и организаций при председателе Совмина СССР Николае Рыжкове. А потом этот совет взял себе Горбачёв, президент и генеральный секретарь ЦК КПСС. Мы были в двух руках: шла игра в демократию. Горбачёв нас часто приглашал, послушать. Когда Рыжков ушёл, а потом собрался уходить и его преемник Тихонов, Горбачёв нас снова позвал: давайте посоветуемся. Ему надо было избрать главой правительства Павлова, представить для утверждения в Верховный Совет СССР. Горбачёв тогда возглавлял и президиум ВС. Он нам дал для оценки 12 вопросов: законы принимались, но не работали. И назвал пять кандидатур на должность председателя Совмина: Маслюкова, Бакланова, Павлова и др. Чтобы мы посоветовали, кого избрать. Мы, члены совета, к единому мнению до встречи с генсеком не пришли. И решили высказывать свои мнения при выступлении. Это было в ЦК. Я выступал тоже.
— Это говорило о возможностях депутата облсовета, члена облисполкома и обкома партии?
— Совершенно верно. Я объяснял, почему не работают указы президента Горбачёва. Кандидатом в премьеры назвал Юрия Маслюкова, он оборонщик, и по Госплану, который возглавлял, я его знал. А Горбачёв нам уже заявил: надо не производственника, а статистика (Павлов возглавлял Госстат). Анализировать, мол, надо. У Горбачёва всегда были витиеватые выступления. Я сказал: победу обеспечивают не генштабы (они только рассчитывают), а руководители. Нужны люди, хорошо знающие производство. Маслюков отказался от должности премьера, сославшись на состояние здоровья, у него, как мы потом узнали, уже были расхождения с Горбачёвым. Никто из директоров не назвал Павлова! Тем не менее появился указ о назначении его премьер-министром.
— Не прислушались к вам…
— У Горбачёва это была игра! Я ставил перед ним вопрос: почему ваши указы не работают? Привёл примеры. Так, прибыль, остающуюся у промпредприятий после уплаты налогов, можно направлять на его развитие. А вы новым указом отобрали её! Почему нас не собрали? Вы же сами создаёте условия, что ваши указы не выполняются. У Горбачёва была привычка: ставить перед собой стакан чая с молоком (у других членов Политбюро ЦК КПСС не было) и перебивать выступающих. На той встрече один из директоров, как только Горбачёв его начал перебивать, сказал: перед вами, Михаил Сергеевич, лежат блокнот и карандаш, записывайте, ведь вы же никому не даёте выступить… После этого Горбачёв уже перестал перебивать. Но моё выступление прокомментировал: да, указы не выполняются из-за дефицита бюджета, прибыль забираем поэтому…
— Вы были грамотным депутатом...
— Я полностью владел обстановкой в области. Как член исполкома облсовета знал, что делает исполнительная власть. В основном занимался промышленностью. У меня были большие возможности как для работы на округе, так и по решению проблем области.

Всё зависит от депутата

— На избирательном округе что удавалось делать?
— В то время в Бердске формировалась инфраструктура. Несмотря на проблемы в экономике 80-х годов, у нас интенсивно строилось жильё. На нашем заводе сдавалось по 50 тыс. кв. м в год, а завод небольшой был по сравнению с другими — шесть тысяч работающих. У нас очень быстро продвигалась очередь на жильё, а молодые специалисты сразу получали квартиры. Строились детсады в городе, прекрасные детские лагеря. У нас, «Веги» и БЭМЗа были хорошие профилактории.
— На это шли не только заводские деньги?
— Естественно. На заводские всё не вытянешь. Это и средства бюджета области, и министерств. Тогда, если строили хорошо, денег ещё больше давали. Я был первым директором «Вектора», в конце 80-х — начале 90-х годов интенсивно строилось и Кольцово. Согласен — не у всех депутатов были такие должности и возможности. Но многие депутаты-руководители имели большое влияние на решение проблем своих округов. Например, когда Виталий Муха был гендиректором «Сибсельмаша», он много сделал для Ленинского района и своего завода.
— Вы работали в облсовете, где было 350 и 250 депутатов. Старые депутаты сожалеют, что сейчас только 76 законодателей, на три сельских района два депутата, да и те горожане.
— Всё зависит от депутата. У меня на округе, кроме части Бердска и Искитима, восемь сельсоветов Искитимского района. За полтора года, говорят мне в селе, вы были у нас чаще, чем другие депутаты за 20 лет. Важно, как будешь работать. Я все свои 26 сёл знаю. В них знают меня. Для каждого не могу сделать всё, но что-то пытаюсь.

Спасение архивов

— Вы избирались членом президиума облсовета. Что это был за орган власти?
— В начале 90-х, в 21-м созыве, впервые был избран президиум облсовета. Его возглавил председатель Совета Виталий Муха. Практически Владимир Боков, председатель облисполкома, уже не имел прежних прав, исполком был органом при президиуме. Фактически аппарат президиума выполнял роль облисполкома. Муха первое время был председателем облсовета и первым секретарём обкома КПСС, потом ушёл из обкома. Президиум — во многом не очень понятная структура, что он решит, то облисполком и сделает. И, может быть, это и предопределило разделение власти на исполнительную и законодательную. Скоро был принят и указ президента РФ о разделении госвласти.
— Как вы оцениваете отношение областной власти к ГКЧП?
— Очень сложный был период в 1991 году из-за ГКЧП. Я как член совета руководителей предприятий при премьер-министре и Горбачёве всех гэкачепистов знал. Когда ГКЧП появился, у нас президиум облсовета собирался буквально ежедневно. Поддержать ГКЧП или Ельцина? У депутатов были разные мнения. И надо отдать должное Виталию Петровичу Мухе, мы заняли такую позицию: не будем поддерживать ни Ельцина, ни ГКЧП. Попросили об этом же милицию, КГБ, а командующему СибВО предложили отменить всякие учения, чтобы войска не выходили на улицы, не провоцировали встречное движение населения. Командующий на это пошёл, из-за чего потом тоже пострадал. И от КГБ потребовали позже в Москве объяснений, и от милиции, но они заняли рекомендованную нами нейтральную позицию. Одна задача была: сохранить спокойствие в области, чтобы работали предприятия.
— Ельцин же требовал всероссийской забастовки?
— Да, и здесь сторонников у него было немало. В ряде регионов пошли на стачки, но в нашей области их не было. И это очень большая заслуга президиума облсовета, депутатов и Виталия Петровича Мухи. Потом нас осуждали, конечно.
— Говорят, вы спасали партийные архивы?
— Спасал. Когда начали громить райкомы, горкомы и обком партии, задача была — документы сохранить. В Бердске даже лозунги написали против членов партии, в том числе и против меня. Моя жена работала в горкоме партии в отделе учёта, звонит: что делать? Женщины организовались и начали с заднего хода сгружать на машины личные дела. Я вызвал заводскую военную охрану: окружите горком партии и разгоните этих демократов. И везите дела в первый отдел завода. Потом позвонил Мухе. А он мудрый человек, в это время решал с Москвой, как бы все документы сдать в госархив области (госархив ему не подчинялся). В этих же документах — трудовой стаж работников и другое. И Муха решил вопрос. Начальник милиции Бердска получил команду возить бумаги в областной архив. Я помог с транспортом. Так же поступили с партийными документами и в других городах и районах области.
Позиция по ГКЧП, которую занял президиум облсовета, мне кажется лучшей. Конечно, Ельцин потом не мог простить Виталию Петровичу, что он его не поддержал, и снял с должности главы администрации. Но люди поддержали Муху на выборах губернатора.

Бунт на корабле

— Почему вы не стали избираться в законодательный орган власти в 1994 году?
— Когда Ельцин взял Гайдара премьер-министром, я был членом президиума облсовета и возглавлял комиссию по промышленности. Я знал Гайдара давно, ещё младшим научным сотрудником в Академии народного хозяйства при Правительстве СССР, которую возглавлял академик Аганбегян, знал начётничество Гайдара. И я на сессии облсовета обратился к депутатам: дорогие друзья, Гайдар погубит нашу экономику! Подготовил и зачитал обращение в адрес Ельцина, Верховного Совета РСФСР от облсовета: нельзя поддерживать политику Гайдара, надо снять его. И предложил по регионам разослать. Во время перерыва ко мне подходили депутаты и говорили: мы восхищены вашим поступком! Я отвечал: вы после перерыва меня поддержите открыто. Другой депутат предупреждал: ты зачем лезешь на рожон? Я ему: а ты зачем значок депутата на грудь повесил? Тебя же люди избрали. После перерыва Муха спросил: что будем делать с заявлением Прилепского? Гробовое молчание. И сам он не дал комментариев, ему тогда уже досталось за ГКЧП. Я вышел к трибуне и заявил: я избран людьми, поэтому остаюсь депутатом, но из президиума Совета прошу меня вывести, в таком президиуме работать не буду. Муха поставил вопрос на голосование. Все проголосовали «за».
— Ваше обращение в Москву не было принято?
— Не было. И ни одно СМИ потом не сообщило об этом обращении. А когда закончился 21-й созыв, я не стал в 1994 году избираться в облсовет.
— Чем вам запомнился не менее напряжённый 1993 год?
— Депутаты вместе с главой администрации области высказались против незаконного указа Ельцина о роспуске Советов. Самостоятельность характерна Новосибирскому облсовету. В сложное для страны время депутатский корпус поступал достойно, проявлял мудрость и государственную позицию. Когда в 90-е годы разваливалась соцсфера, облисполком старался предотвратить закрытие детсадов и детских оздоровительных лагерей, выделял на них средства, которых очень не хватало в бюджете. На моём заводе ничего не было потеряно. И на БЭМЗе сохранилось. Это зависело от директоров. Особенно сопротивлялись развалу руководители оборонных предприятий.

Беседовала Зоя Лаврова, газета "Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области"