На русском English
Последнее обновление на сайте: 27.04.2017 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
В помощь депутатам 6-го созыва Наказы избирателей Молодежный парламент К 80-летию Новосибирской области
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Юрий Бугаков

 

Один секрет и море идей

  

Совсем недавно, в январе, Герой Социалистического Труда, заслуженный работник сельского хозяйства РСФСР, Почётный житель Новосибирской области, депутат Законодательного собрания, председатель ЗАО племзавод «Ирмень» Ордынского района Юрий БУГАКОВ отметил свое 75-летие.

Деревня
стала судьбой

— Юрий Фёдорович, вы — дитя военного времени. Рано остались без отца, мать одна растила четверых детей, вы — старший. Переехали из Новосибирска в Ордынское, чтобы выжить. У вас — особое отношение к матери. Почему?
— Она меня больше всех любила — наверное, как старшего сына, рано начавшего ей помогать. Я и похож на неё больше других детей. Мы всегда жили вместе, мать, Мария Марковна, была поваром и великолепно готовила. Часто мне говорила: «Сынок, работай, и всего добьёшься». Конечно, очень гордилась мной.
Думаю, если бы был жив отец, в деревне я бы никогда не оказался. Его забрали на фронт 26 июня 1941 года. С фронта он пришёл инвалидом и в 1951 году его не стало. Мне, первому из детей, — 13 лет. Какая учёба? Надо было кормить семью. И через год моя тётка, сестра матери, правдами и неправдами устроила меня на картографическую фабрику в Новосибирске, где сама работала. Но зарплата там была очень низкая. И тогда мы решили перебираться в Ордынский район, откуда моя мама была родом. В Новосибирске жили рядом с домом деда, отца матери. И вот продали наш дом, перешли в дедов, а его отправили в Ордынку, где он построил небольшую хатёнку. Потом все в неё переехали и построили ещё один дом. Они до сих пор рядом стоят в Ордынке, на улице Ермака — дома 32 и 32а.
— Ваша мама могла бы выйти замуж?
— Конечно, могла — ей было 32 года, когда отец умер. Но кому мы-то нужны, четыре гаврика? Мать работала до 55 лет, без выходных и больничных, а как ушла на пенсию, стала недомогать — сердце… Умерла в 59 лет, в больнице, по сути у меня на руках, оторвался тромб. Я очень тяжело это переживал, сам загремел надолго в больницу.
— Прежде чем попасть в колхоз «Большевик», как раньше называлось ваше хозяйство, вы работали даже водителем в районной газете. А в 30 лет стали секретарём парткома и вскоре зампредседателя колхоза по производству. Легко всё давалось?
— Наоборот, вся жизнь была борьбой. Сначала надо было не помереть с голоду. Потом никакой скидки не сделали: хотя я один мог работать и помогать матери, меня призвали в армию, в пограничные войска, в Заполярье. Помню, везли нас до Мурманска, новосибирский и челябинский призыв, десять суток, в товарных вагонах. Ноябрь, в вагоне — железная печка. Состав остановится — печка падает, тронется — опять падает. Когда нас выгрузили, на ногах плохо стояли, так укачало. Но повезло, что служил два, а не три года. Демобилизовался — и снова пошёл в вечернюю школу, в 7-й класс. После армии закончил в Новосибирске курсы водителей. Работал в автотранспортном предприятии. А на экзамене в 10-м классе написал сочинение на тему «Коммунизм — это молодость мира, и его возводить молодым». Его опубликовали в районной газете, понравилось, и меня пригласили работать в районку. В тот же год я поступил на агрофак Новосибирского сельхозинститута. Учился и работал в редакции. Через три года меня приняли кандидатом в члены партии и пригласили инструктором райкома КПСС. Вот тогда я получил хорошую трёхкомнатную квартиру. До этого в нашем небольшом домике нас собралось уже 11 человек: женились, ребятишек нарожали. Но невозможно было заикнуться матери, что я отделяюсь от неё со своей семьёй. А теперь я мог забрать её с собой. Из райкома мне предложили пойти в «Большевик».
— Вы ведь и районом руководили?
— Мне предлагали должности председателя райисполкома, секретаря райкома КПСС, заместителя губернатора. Но судьбой моей стала деревня. Поэтому я всегда отказывался от приглашений на работу и в район, и в область.

Коровки
хоть на выставку!

— 40 лет во главе одного хозяйства. Легче управлять при социализме или капитализме?
— Сейчас работать значительно сложнее, но интереснее. Я — хозяин: что хочу, то и делаю. А раньше мне могли подсказать, когда надо сеять, убирать. Я знаю, что рано ещё комбайны пускать, а меня упрекают: на тебя глядя, и другие не начинают. Это угнетало и обижало.
— Вы пришли в хозяйство, которое неплохо работало. Но лидером в России оно стало именно при вас. В чём секреты Бугакова?
— Раньше я говорил, что здесь другие люди, более трудолюбивые, честные и порядочные. И немножко лукавил. Многое зависит от руководителя. И раньше были крепкие, сильные хозяйства и убитые насмерть. И сегодня мы видим: где приходит нормальный руководитель, слабое хозяйство возрождается в новое, мощное. В любом районе есть такие примеры. Я был у Виктора Ивановича Бамбуха в ЗАО «Ивановское» Баганского района. Парень принял хозяйство, разбитое в прах. А сейчас быстро развивается производство, строятся жильё и объекты соцкультбыта. Раньше, если руководитель больше клал себе в карман, его могли наказать. А сейчас — вольному воля, что хочу, то и ворочу. Хозяйства разваливаются, но найдите мне хоть одного погибающего директора. Все они живут многократно лучше, чем при советской власти, когда зарплата была у всех одинакова.
Тот, кто хочет, — делает, а кто не хочет… Разве мы не чувствуем серьёзную подвижку в госпомощи? Покупаем технику — 50 процентов цены компенсируют. Что ещё-то надо? Бесплатно раздавать? Секрет у меня один — надо болеть своим делом. Я не рыбак, не охотник, помешан только на работе. Не устаю повторять в своём коллективе: останавливаться на месте — смерти подобно. Мы должны постоянно, хоть немножко, но двигаться вперёд.
— Достижения племзавода — на уровне мировых. Своя порода коров, 10500 литров молока на голову при стаде 2500 коров. Высокие урожаи на земле, полная переработка молока и мяса. Что ещё хотите сделать?
— Идей — море! Если здоровье позволит и всё будет нормально, вы ещё услышите о нашем хозяйстве. Когда у меня нет нового, интересного, я чувствую себя отвратительно, начинается депрессия, скука заедает насмерть. А когда что-то новое, чувствую себя великолепно. Каждый день буду ездить на этот объект, смотреть, вдохновляться и спать хорошо. Сейчас главный зоотехник Григорий Фёдорович Пиденко достаёт одной идеей. Я ему: ты меня убеди! Не убедишь — будешь делать то, что я скажу. Но эта идея и мне уже не даёт покоя — ни днём, ни ночью.
По сути, все новые технологии шли по области от нас. Скажем, беспривязное содержание животных, доение коров в доильных залах. Начав реконструкцию дворов в 2006 году, мы шагнули в надое молока на корову с 7 тысяч литров до 10,5 тысячи. Впереди нас в мире только Израиль. Вот какие коровники (показывает фото) построили на комплексе, чудо! К Новому году сделан ледяной городок — обалдеть! А летом я там, как по саду, гуляю: море цветов, фонтаны, прохлада, нигде ни сориночки. А коровки-то, а? Хоть на выставку! Их надо фотографировать, открытки печатать и продавать. А ведь там стоит почти пять тысяч голов КРС.

Всё можно простить

— Как вы оцените свои сильные и слабые стороны?
— Одно и то же можно считать и силой, и слабостью. Не держу зла на людей. Специалисты говорят: на Бугакова обижаешься, пока у него в кабинете (да, могу наорать), в приёмную вышел — обиды нет. Могу всё человеку простить. Наверное, могу к нему изменить отношение, но если у него случится беда — какие могут быть счёты? У нас полностью завязано на хозяйство лечение работников, учёба детей. Значит, пошлю заболевшего в больницу и оплачу лечение. Вообще, люди не делают ничего такого, чего нельзя не прощать. Были годы, когда появились желающие прихватить наше хозяйство, завладеть им. Сутяги было выше крыши, по судам походили. Но как-то так случается, что пакостников боженька наказывает. Вот и вражина, который лез к нам буром, оказался наказан.
— Вы никогда не отказываете в помощи. Не жадный?
— Не могу сказать «нет». Когда говорю, что что-то для человека сделаю — обязательно сделаю. Деньги — важный стимул в жизни, но я проще сейчас к ним отношусь, мне хватает тех, что получаю. Если бы у меня была какая-то жадность, я бы не отдавал в год по пять миллионов рублей своих дивидендов на содержание нашего детского сада. За 10 лет передал уже 55 миллионов.
— Как воспитывали сына, дочь, внуков?
— Детьми больше занималась жена — со своей Антониной Ивановной я прожил полвека, она тоже работала в хозяйстве. А я, наверное, воспитывал собственной жизнью. Сын Олег уже пять лет работает у меня первым заместителем, а до этого больше 20 лет был простым бригадиром. Не хотел и слышать о том, что когда-то мог бы сменить отца. Я, мол, не смогу работать, как ты, а хуже тебя работать тоже не смогу. Сейчас активно набирается опыта и уже ничего такого не говорит. По телефону наши голоса путают. Внешне он тоже всё больше на меня похож, ещё немножко поседеет — и вылитый отец. Правда, характер помягче.
— Вы бы его в другое хозяйство директором пораньше отпустили.
— Да был он директором по молодости лет. И неплохо начал. Но не дали сразу квартиру, ездил домой ночевать. А в бригаде Олега любили и уговаривали вернуться. То сало на сиденье в машину положат, то конфеты. Так и перетянули обратно в бригаду.
— Сын Олега, ваш внук и тёзка Юрий Бугаков, студент Новосибирского агроуниверситета, приедет в «Ирмень»?
— Куда скажу, туда и поедет. Они у меня все послушные. Внуки Юрка и Димка — красивые парни, оба рослые, только один русоволосый, а второй чернявый. И ещё наследник растёт — правнук Лёнька, четвёртый год, хулиган отменный.
— Значит, есть кого учить голубей гонять. Почему вы до сих пор заядлый голубятник?
— Это увлечение с раннего детства. Мать пыталась с ним бороться, но ничего не добилась. Я голубей давно коллекционирую. В одной голубятне особи, которые очень хорошо летают. В другой — шикарные, статные, их не гоняю, а просто любуюсь. Бросишь горсть подсолнечных семечек (очень их любят!), и они слетаются в обалденный цветной ковёр: белые, красные, чёрные, жёлтые, как живые розы, очень красиво! Эти птицы удивительно верны друг другу. Разъединить голубя и голубку и найти им других спутников, чтобы потомство было лучше, — целая проблема! Раньше с женой мы держали большое хозяйство, а сейчас только куры, голуби и немецкая овчарка Арс — очень красивый кобель.
— Как восстанавливаетесь при вашей нагрузке?
— Раньше в выходной день мать меня будила: Юра, встань, поешь и снова спи. Я так и делал, когда уставал. Так и сейчас. Но на работу всегда прихожу в 7:45. Привычка.

Беседовала Зоя Лаврова, газета "Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области"