На русском English
Последнее обновление на сайте: 18.11.2017 г.
Горячие контакты
  • Работа с обращениями граждан
    8 (383) 223-16-68
  • Пресс-служба
    press@zsnso.ru
    8 (383) 223-44-77
В помощь депутатам 6-го созыва Наказы избирателей Молодежный парламент К 80-летию Новосибирской области Конкурс на лучшую организацию работы общественной  приемной
На главную Карта сайта Написать администратору Добавить в избранное Контакты
СМИ Кто есть кто?
Слово
Позиция
Ведомости
Советская Сибирь
Версия для печати
Кто есть кто? Владимир Захаров

 

«Шпаны бояться — на улицу не ходить»


По комсомольской путёвке

— Владимир Павлович, почему вы связали свою судьбу с милицией? И где служили?
— Мне всегда нравились фильмы и книги о милиции. Но начинал я учителем средней школы в селе Половинное Краснозёрского района, а родился здесь в селе Лобино. Поступил в Московский университет искусств имени Крупской. Учился заочно на факультете станковой живописи и преподавал в школе черчение и рисование. Но закончил три курса и бросил. Понял, что ни культура, ни школа меня не прельщают. Хотя в юности неплохо рисовал. Пейзажи и портреты, маслом, карандашом, занимался графикой. В деревне много делал плакатов и лозунгов для колхоза, школы и сельсовета. Вёл в школе кружки рисования. У меня отец здорово рисовал: самородок! И мой старший сын. Мы его в школу искусств отдавали, но он тоже ушёл в милицию, как и я.
После женитьбы переехал с женой в Новосибирск и работал на заводе «Сиблитмаш» слесарем-наладчиком. А потом по комсомольской путёвке был направлен в Новосибирскую школу милиции. После неё сразу поступил в Омскую академию. Распределился после учёбы в Доволенский район: работал инспектором отдела по борьбе с экономическими преступлениями, старшим инспектором угрозыска, начальником криминальной милиции. Из Довольного был переведён в Кыштовку — начальником милиции. Потом — Новосибирск, Октябрьский РОВД и РУВД: замначальника и начальник. Уходил в заместители Главного судебного пристава области. Преподавал в Омской академии МВД. Старший сын Андрей также окончил Омскую академию. Младший Сергей — Новосибирскую школу милиции. Из Омска я был направлен снова на практическую работу — мне предложили должность начальника УВД Таймырского автономного округа — это Дудинка, Норильск, Диксон, Хатанга, я там проработал более восьми лет. После присоединения Таймыра к Красноярскому краю мне предлагали несколько должностей, но я посчитал, что уже достаточно послужил — 45 лет с учётом выслуги на Севере. И ушёл в отставку. Жена Вера Ивановна работала в паспортно-визовой службе и ушла в отставку подполковником милиции. Старший сын сейчас тоже в отставке — подполковник милиции. Младший — прокурор отдела Генпрокуратуры РФ по СФО, майор.
— Вот это семья: полковник, два подполковника и майор! Не разочаровались в профессии?
— Нет, выбор сделан абсолютно правильно. Кому-то надо заниматься преступниками. Дети меня редко видели, я всегда на работе. Но пошли по стопам отца и матери.
— Судя по списку наград вас можно назвать самым титулованным депутатом. Какая награда самая памятная?
— Наверное, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством», которую вручал президент. И наградное оружие — пистолет Макарова. Ни одну награду просто так не дают. Многие мои сотрудники участвовали в боевых действиях на Кавказе и получили за это награды, я тоже туда выезжал неоднократно.
— Как вы относитесь к тому, что милиция уходит в прошлое, и на смену ей приходит полиция?
— Тревожит, что мы создадим, какие кадры оставим, не потеряем ли с чисткой рядов опытных сотрудников, не угодных некоторым руководителям? У кого тогда учиться молодым и необстрелянным? Есть тревога и в связи с сокращением органов УВД. Когда я работал начальником Центрального РУВД, мне не хватало сотрудников патрульно-постовой службы, а сейчас их будет ещё меньше… Не хватает участковых милиционеров в селе — они обслуживают пять и более сёл. А если их сократят? Сократят следователей, и у них вместо 100 дел будут 150… Как бы и эта реформа боком не вышла.

«Не могу спокойно смотреть»

— Почему вы вступили в ЛДПР?
— Меня пригласили сюда перед выборами, это было неожиданным. У меня были мысли избираться по одномандатному округу в родном Краснозёрском районе, но в итоге пошёл от партии. Мне импонируют многие идеи ЛДПР, связанные с защитой социальных прав граждан. Правда, я поставил перед однопартийцами условие: буду голосовать в заксобрании так, как считаю нужным. Они согласились.
— Вас заинтересовал аграрный комитет, потому что вы из крестьян?
— Да. Родители — простые колхозники. Отец более 40 лет проработал в колхозе — конюхом, шофёром, прорабом, зампредседателя. Мама работала в молокоприёмном пункте, а после педучилища много лет заведовала детским садиком. Родителей мы перевезли сейчас в Новосибирск. Мой младший брат Геннадий был главой администрации Центрального района, сейчас — Новосибирского, с его сельским хозяйством. А я не только езжу по районам, но и занимаюсь крестьянским трудом на даче: выращиваю кур, вся земля там засажена. В нашем садовом обществе у меня всегда раньше появляются огурцы! Сначала выращиваю их на подоконнике, а потом на специальной навозной грядке, как в старину. Каждый год привожу навоз с малой родины. Знаю и нужды крестьян. Было время, когда руководители районного звена выезжали на дойки, на уборку. Я тоже ездил.
— Недавно вы заявили, что надо повышать ответственность руководителей хозяйств за вверенное им имущество. Но ведь социализм кончился…
— Я был в Довольном, проводил круглый стол с сотрудниками правоохранительных органов. И спрашивал, почему фермы растаскиваются — металл сдаётся, окна, двери и кровля разворовываются. Ну, если собственник выкупил всё — это его дело. Но есть собственность акционерных обществ, их банкротят. И целую ферму можно за одну цену продать, а если одни стены остались? Я не могу на это спокойно смотреть. Да и люди ведь в милицию обращаются с возмущением: почему тащат? Милиция иногда не может даже собственника найти. Реммастерские рушат — вырезают железо, вывозят подъёмные механизмы. Абсолютная бесхозяйственность! Помню, как обустраивались Дома животноводов со столовыми и душевыми, эти мастерские, сколько ушло денег и сил! ГЭС, железные дороги и многое другое создавали всем миром, а достались они единицам. В этом я вижу несправедливость… Половинновский элеватор в Краснозёрском районе — один из крупных в области. Продали москвичам — и теперь краснозёрцы идут с поклоном, чтобы на элеваторе, который они строили сами, приняли зерно на хранение — и платят за это бешеные деньги. Даже глава района не знал о продаже элеватора!
— Почему вы ездите по районам?
— Работаю как депутат. Сам выбрал знакомые мне Краснозёрский и Доволенский районы, где открыл в райцентрах общественные приёмные. И у меня две приёмные в Новосибирске. Есть помощники депутата. Народ к нам идёт, мы все обращения рассматриваем, направляем запросы. Людей волнуют работа правоохранительных органов, проблемы ЖКХ, трудоустройства, здравоохранения. Здесь мой помощник Андрей Балмаев — бывший зампрокурора Алтая, Центрального района Новосибирска. В районах помощники — бывшие следователи.
— Народ сомневается, что коррупцию в нашей стране удастся победить.
— Пока я согласен с народом, скептически оценивающим результаты борьбы с коррупцией. Хотя президентом делается очень много, вносятся изменения в законы, связанные со взятками. Я предлагаю председателю заксобрания преобразовать нашу комиссию по взаимодействию с правоохранительными органами и противодействию коррупции в комитет. Этот вопрос назрел, тематику комитета мы обозначили. Коррупция «задевает», по самым скромным подсчётам, полбюджета России. Коррупционеров достаточно и в нашем регионе, надо просто посмотреть, кто и на какие средства строит коттеджи, ведёт образ жизни не по средствам.
— Вы не раз высказывались по проблемам жилищной реформы. Почему «коммуналка» тоже попала в сферу ваших интересов?
— Я депутат. А коммунальные платежи граждан не соответствуют объёму и качеству оказываемых им услуг. Поэтому подготовил для прокуратуры расчёты по энергоресурсам, которые дорожают, проходя несколько посредников при поставке. Всё это ложится на плечи потребителя. Как и зарплаты энергетиков. А с каким шиком они строят офисные здания, базы отдыха, на каких машинах ездят, какой штат раздувают. Пожилые новосибирцы продают квартиры, потому что не могут оплачивать жилищно-коммунальные услуги из скромных пенсий, и довольствуются более тесным жильём. В своё время я был депутатом райсовета, горсовета. Депутаты должны совместно добиваться решения проблем, волнующих избирателей.


«Мимо не пройду»

— Расскажите о своей семье. Чем любите заниматься в свободное время?
— У меня внук и две внучки: 11 лет, восемь и три года. И «намечается» ещё один внук. В свободное время занимаюсь внуками и дачей. Немножко рыбак и охотник, но уж когда совсем свободное время бывает. Рисовать что-то не получается, хотя стоит на даче мольберт — друзья подарили его вместе с красками. Но с внуками постоянно рисую! Пока лучший художник — старший внук Данилка. Сыновья по-прежнему спрашивают совета, интересуются моими делами, у нас много общих интересов. Я доволен наследниками.
— Дом не хотите построить? Живёте в коммунальной квартире.
— Не на что. У меня неплохая машина. Купил детям квартиры. Неплохо зарабатывал в Заполярье, но на коттедж не хватает. А вот дачу построил своими руками, чем горжусь. Начал в 1993 году и в 2010-м закончил, доделав беседку.
— Когда люди перестанут бояться гулять вечерами? Вам не приходилось защищать кого-нибудь на улице? Милицию не все любят.
— Я не боюсь ходить по ночам: способен за себя постоять и кого-то защитить. Имел разряд по самбо и боксом занимался. Были случаи, когда защищал женщин и мужчин. В транспорте, на остановке, на улице, в парке. Мимо никогда не пройду. Не боюсь. У каждого сотрудника милиции чувство страха притуплено — это повседневная работа, обязанность, долг мужчины. Есть и негодяи в милиции, случайные люди. Но в основном здесь работают порядочные люди. А шпаны бояться — на улицу не ходить. Что касается доверия к милиции... Я участвовал в выборах в горсовет Новосибирска по Центральному району как самовыдвиженец. И обошёл сильных конкурентов. Был избран как начальник милиции. Это о чём говорит? О доверии к милиции. Доверие помогает ей работать.
— У вас есть любимая песня?
— «Листья жёлтые» и «Офицеры». Сам не пою, слуха нет. Отец хорошо на гармошке играет и очень хотел научить меня, но ничего не вышло. Отец и на балалайке умеет. Придём с братом, просим: ну-ка, батя, сбацай на балалайке. И он играет, нас радует…
 

 

Беседовала Зоя Лаврова, газета "Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области"