СЕРГЕЙ СУББОТИН: О ВОЙНЕ В НАШЕЙ СЕМЬЕ ГОРЬКАЯ ПАМЯТЬ

Сергей СубботинО войне в нашей семье, как и у всех в России, память горькая. Дед, по линии отца, пришел инвалидом. У него были оторваны пальцы на руке. Рассказывал моему отцу, а отец потом рассказывал мне, как он сидел в окопе, оставив руку на винтовке. Вдруг какая-то резь – и уже части пальцев нет. Но указательный палец остался, нажимать на курок дед мог, поэтому еще некоторое время он воевал. По возвращению дед работал в колхозе, писал стихи – был местным поэтом. Помню, отец показывал мне пожелтевшую газету с дедовыми стихами. Долгое время в семье хранились трофейные немецкие часы на цепочке. Играла мелодия, когда часы открывались. После смерти деда часы достались отцу. Где-то дома хранятся и сейчас.

Дед со стороны мамы пропал без вести в 1941-м, до сих пор не знаем, что произошло. Есть погибшие и в семьях бабушкиных сестер. Только в прошлом году нашли деда одного из моих двоюродных братьев. Сегодня есть специальные поисковики. Забиваешь фамилию, год рождения, место призыва – он призывался из Болотного. Так и узнали: погиб в Белоруссии, пехотный полк номер такой-то. Указана деревня, где похоронен.

По возрасту дедовы воспоминания услышать не пришлось. Но к Великой Отечественной удалось прикоснуться. Во время учебы в школе в составе поискового отряда ездил на раскопки в Волгоградскую область. Только там и понял, скольких жертв стоила Победа. Трупы лежали в несколько слоев. Первым – солдаты в летней форме – от шинелей остались одни пуговицы. Потом солдаты в зимней форме, это можно было понять по сохранившимся кое-где овчинным воротникам. Трупы никто не убирал – такие здесь шли жестокие бои. Иногда мы находили медальоны, некоторые удалось прочитать. Среди них были и медальоны наших земляков новосибирцев. Я по-детски думал: какие мы молодцы, что нашли, сейчас приедем, вручим вещи погибшего родственникам. Они будут радоваться. Ведь это здорово, держать в руках ложку, которой солдат ел, или котелок – их солдаты зачастую подписывали. Действительно, иногда родственников удавалось найти. Но встречи были очень трагическими, со слезами. Люди пожилые, да и молодые не сдерживали слез, эмоций. Иногда в голос плакали. Поэтому на раскопки я ездить любил, но не любил потом наши находки вручать.

До сих пор помню свои впечатления на Мамаевом кургане. После того, как видел останки десятков непогребенных солдат, кажется, что сам курган стоит на этих солдатских костях. Мороз по коже. Думаю, что неплохо было бы в Мемориальный комплекс Волгограда свозить нынешних подростков. Это заменит любые книги, тысячу лекторов. Чтобы о подвиге и жертвах нашего народа в годы Великой Отечественной войны молодое поколение не забывало. Сегодня, когда на наших глазах делаются упорные попытки переписать историю, это особенно необходимо. Без прошлого нет будущего. И чтобы у нашей страны было будущее, мы должны помнить прошлое.